Вы здесь

Смерть при распятии. Взгляд судебно-медицинского эксперта.

Реферат

В статье рассмотрены исторические свидетельства о казни через распятие. Проанализированы современные медицинские теории, объясняющие смерть Иисуса Христа. Отмечено, что ни одна из существующих теорий не может в полной мере интерпретировать все обстоятельства казни, писанные в Евангелиях. Высказано предположение, что причиной смерти Иисуса Христа при распятии явился синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания

Abstract

Death by crucifixion. Looking forensic expert.
Tumanov Eduard Viktorovitsh
The historical evidence of death by crucifixion are analyzed by modern medical theories to explain the death of Jesus Christ. Noted that none of the existing theories can not fully interpret all the circumstances of death, written in the Gospels. Suggested that the cause of the death of Jesus Christ at the crucifixion was a syndrome of disseminated intravascular coagulation

Евангельское повествование о распятии Иисуса Христа являясь краеугольным камнем Нового Завета и Христианской религии, вот уже почти две тысячи лет привлекает к себе внимание многих миллионов людей, как христиан, так и представителей иных религий и убеждений. Если в предыдущие столетия распятие рассматривали преимущественно с теологических и исторических позиций, то ХХ век ознаменовался всплеском научных исследований медико-биологического характера, посвященным исследованию звеньев танатогенеза при распятии.

Однако, внимательный анализ предложенных концепций наступления смерти при распятии показывает, что не все они состоятельны, более того, некоторые авторы иногда не только не учитывают имеющиеся исторические факты. В опубликованных работах не только не проводится анализ исходного, греческого текста Евангелий, но и порой пренебрегают сам Евангелиями.

Всё это, безусловно, сказывается как на качестве проведенных исследований, так и на адекватности сделанных выводов.

В то же время, представляется очевидным, что достоверная теория, объясняющая физическую смерть Иисуса Христа, может быть построена только лишь в полном соответствии с текстами Евангелий, а также должна максимально учитывать имеющиеся исторические и археологические сведения и базироваться на фундаментальных медицинских данных.

Считается, что распятие как способ казни изобрели вавилоняне, не желавшие осквернять землю, посвященную Ахурамазде, мертвыми телами казненных преступников. Об этом можно встретить упоминания в сохранившихся трудах Геродота (III, 132; 159; IV, 43; VI, 30; VII, 194), а также других античных авторов.

В IV веке д.н.э., после завоевания Персии Александром Македонским, данный вид наказания распространился по всем покоренным им землям, получив применение в Греции, странах Ближнего Востока, Египте и Финикии. Римляне же переняли распятие у своих злейших врагов, — карфагенян, которыми эта казнь использовалась достаточно часто (Валерий Максим II, 7; Силий Италик II, 334, Полибий I, 24).

В древнем мире было крайне негативное отношению к казни посредством распятия. Греки полагали эту казнь как крайне унизительную и недостойную, евреи считали всех повешенных на кресте проклятыми. Римлянами распятие воспринималась как позорная казнь, servile supplicium - наказание для рабов (Тацит. История IV, 11; Ювенал. Сатиры. VI, 219). Как в свое время греческий закон, так и позже и римский запрещали повергать распятию свободных граждан. Однако распятие широко применялось в Римской республике для наказания рабов, дезертиров и государственных преступников. Так, например, после разгрома Спартака по приказанию Помпея 6000 тысяч восставших рабов были распяты вдоль Апиевой дороги, ведущей в Рим.

После превращения Рима в империю, охватившую все Средиземноморье, распятие, как эффективное средство устрашения, стало применяться римлянами еще и к жителям покоренных провинций. Иосиф Флавий, называя распятие «самой мучительной из смертей» (Иудейская война. VII, 6, 4) отмечал большое количество подобных казней, проводившимися римлянами в Палестине, особенно в ходе восстания 66-70 гг н. э. (Древности. 17, 10; 20, 6; Иудейская война. II, 12, 6; 13, 2; 14, 9;III, 7, 33; V, 11, 1; VII, 10, 1).

Изначально процедура казни четко не регламентировалась, осужденных на распятие просто привязывали к дереву, либо к вертикально врытому деревянному столбу, таким образом, чтобы ноги осужденного не касались земли. Однако, для придания осужденному максимальной боли и продления его страданий, римляне со временем не только значительно усовершенствовали технику распятия, но и достаточно подробно легимитизировали процедуру его применения.

Обычная форма приговора на крестную смерть при этом выражалась словами судьи: «ibis ad (или in) crucem» — «иди (пойдешь) на крест!».

После чего осужденного к смерти подвергали бичеванию. С этой целью с него снимали одежду и привязывали за руки к столбу на территории суда. Затем его пороли короткой плетью, называемой flagrum (или flagellum). Плеть состояла из рукояти, к которой были прикреплены кожаные ремни разной длины, в концы которых были вплетены куски свинца, а по длине - зазубренные фрагменты костей. У римлян не было законодательного ограничения количества наносимых ударов, в то время как по еврейским законам во время бичевания нельзя было наносить более сорока ударов. Поэтому, следившие за бичеванием фарисеи чтобы не нарушить закон, если по случайности они ошибутся в счете, ограничивали число ударов тридцатью девятью. Римляне же иудейские законы не соблюдали и могли не придерживаться точного счета ударов.

Удары флагрумом наносились одним или двумя исполнителями наказаний (ликторами) по спине, ягодицам и бедрам осужденного. Избегали только наносить удары в проекцию сердца, потому что это могло привести к преждевременному наступлению смерти. Последствия такого бичевания были поистине ужасающими. В местах ударов ремней флагрума кожа разрывалась, а подлежащие мягкие ткани размозжались. Не случайно плеть для наказаний иногда также называли flagrum taxillatum – язвящая плеть, «бич, наводящий ужас».

В то же время, бичевание, вызывая обширные повреждения мягких тканей спины, не могло привести к значительной кровопотере, так как не приводило к повреждению сколь либо крупных кровеносных сосудов. Кровотечение же из поврежденных при экзекуции кровеносных сосудов кожи и подкожножировой клетчатки было относительно незначительно, и достаточно скоро прекращалось.

После бичевания осужденного вновь одевали и заставляли нести крест на своих плечах до места казни, что было большим издевательством над распинаемым, его естественной любви к жизни и ненависти к орудию своей смерти [7,8,14, 25].

Крест изготовлялся заранее, и использовался для исполнения наказаний многократно. Состоял он из двух основных частей - горизонтальной балки (patibulum), и вертикальной части (staticulum).

Согласно имеющимся археологическим и историческим данным вес всего креста в сборе мог достигать 136 кг и более. Нести такой груз было крайне тяжело даже здоровому человеку, а только что подвергнутому бичеванию, было и вовсе не под силам. Вследствие этого осужденный иногда нес не весь крест целиком, а только патибулум, который весил по разным источникам от 34 до 57 кг [7,8,26].

Обессиленный после бичевания Христос также с трудом мог нести свой крест и поэтому «И когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом» (Лк. 23. 26).
После того, как крест либо его части закрепляли на спине осужденного, его в последнем шествии до места казни сопровождала вооруженная охрана из отряда римских солдат под предводительством центуриона (сотника). Один из солдат шел впереди и нес табличку (titulus), на которой было написано имя осужденного и его преступление.
Начиная с этой минуты охрана уже не покидала осужденного вплоть до того момента, пока полностью не убеждалась в наступлении его смерти.

Римляне использовали для распятия разные виды орудий, среди которых были наиболее распространены crux simplex (простой столб без перекладины), crux сommissa (крест связанный, в форме буквы «Т»), crux immissa (крест вбитый, в форме знака «†») и crux decussata (крест сбитый, в форме буквы «Х»).

Однако есть все основания полагать, что Иисус Христос был распят на четырехконечном кресте (crux immissa).
Чрезвычайно ценным, решающим в этом вопросе доказательством является замечание евангелиста Матфея: «и поставили над головой Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский» (Мф. 27:37).

Здесь евангелист говорит о табличке, на которой была обозначена мнимая вина Спасителя. Но вполне очевидно, что для того, чтобы поместить над головой Христа такую дощечку, необходимо, чтобы основной вертикальный столб имел продолжение вверху, над поперечным брусом, т.е. необходимо, чтобы крест был четырехконечный, а не трехконечный связанный (в виде буквы Т), а также не сбитый (в виде буквы Х).

В произведениях античных писателей (Тертуллиана, Оригена и др.) и в некоторых археологических свидетельствах (монетах, монограммах, древнехристианских изображениях) есть указания и на трехконечный Крест Христов. Однако это свидетельствует лишь о том, сама ранняя Христианская Церковь не сразу решила вопрос относительно формы того священного древа Креста, на котором был распят Иисус Христос. И разногласие в этом случае тем естественней и понятней, что христианство принимали те же римляне, которым было известно несколько форм креста.

После прибытия на место распятия осужденного раздевали донага, а его одежу отдавали воинам, охранявшим крест. Однако в Иудее, идя навстречу религиозным убеждением евреев (Быт. 9:22-23; Лев. 18:6-19; 20:17; Ос. 2:3), римляне оставляли осужденным набедренную повязку (Мишна. Санхедрин. 6:3; Тосефта. Санхедрин. 9:6).

После этого осужденного помещали на крест. Фиксация тела распинаемого к кресту могла осуществляться различно.
Согласно одному из способов для распятия, осужденного клали на спину с руками, распростертыми вдоль патибулума, после чего их прибивали к нему кованными четырехгранными гвоздями, которые достигали 13 - 18 сантиметров в длину и около 1 см в поперечнике, либо привязывали веревками [26].

Затем патибулум вместе с пригвожденным к нему человеком поднимали с помощью особого рода вил (furcilla) и помещали на заранее вкопанный в землю вертикальный столб (Цицерон. In С. Verrem. 5:66; Иосиф Флавий. Иудейская война VII. 6:4).

После этого ноги распинаемого несколько сгибали в коленях и прибивали к статикулуму гвоздями либо фиксировали веревками.

Осужденных могли также распинать и на уже целиком собранных крестах, лежащих вначале на земле, а потом поднимаемых вертикально, а также и на крестах уже вкопанных в землю. Для того, чтобы поднять на уже закрепленный в земле крест осужденного и прибить его гвоздями требовались определенные усилия. К патибулуму приставлялись лестницы. На них поднимались двое из исполнявших казнь солдат, которые при помощи веревок поднимали тело осужденного, а остававшиеся внизу помогали им. Распинаемый, поднятый до надлежащей высоты, за руки привязывался веревками к патибулуму, после чего на его запястья ставили два железных гвоздя, которые ударом молота вгоняли в дерево. Солдаты, стоявшие внизу, в это время привязывали либо прибивали к статикулуму ноги осужденного. Для этого их ему либо складывали таким образом, чтобы одна стопа покрывала другую, после чего через обе стопы разом вбивали один гвоздь, либо прибивали гвоздями каждую стопу по отдельности.

Как были прибиты ноги Иисуса Христа, одним или двумя гвоздями, точно не известно. Одни отцы Христианской Церкви (свв. Григорий Назианзин, египетский епископ Нонн) указывали на один гвоздь, а другие (свв. Григорий Турский, Киприан) говорят о четырех гвоздях - двух для рук и двух для ног. Иконография Православной Церкви приняла второе предание, а Римо-католической - первое.

Для того, чтобы распятый человек мог оставаться на кресте живым как можно большее время и таким образом продлить муки жертвы, римляне применяли разные устройства, обеспечивавшие некоторую поддержку для тела жертвы (это может объяснять фразу «сидеть на кресте», использовавшуюся римлянами). С этой целью иногда использовался небольшой уступ или седалище (sedile), которое размещали на статикулуме таким образом, чтобы это седалище проходило между ногами осужденного. Чтобы увеличить страдания жертвы, сиденье иногда делалось остроконечным. Вместо седалища иногда делали упор для ног в виде прибитой внизу статикулума дощечки (pedale, или suppedaneum) что было менее болезненно, чем нахождение на заостренном седалище, но также продлевала страдания осужденного. В этих обоих случаях распятый человек скорее не висел на кресте, а сидел или стоял, пригвожденный к нему.

Традиционная христианская иконография и живопись изображают Распятого с руками, пробитыми гвоздями посредине ладоней. Однако исследования, выполненные в первой половине ХХ века Pierre Barbet – главным хирургом в Парижской больнице Св. Иосифа, показали, что христианские художники в этом плане достаточно сильно заблуждались. Проведя ряд экспериментов с ампутированными руками, а также с трупами, P.Barbet, обнаружил неожиданные на то время факты. Оказалось, что при прибивании к кресту на уровне середины ладоней, кисти срывались с гвоздей при нагрузке около 39 кг (88 фунтов). Экспериментальные данные подтвердили математические вычисления, показавшие, что при положении на кресте, во время которого руки распинаемого отходят от туловища к патибулуму под углом близким к 68º, тело осужденного обязательно сорвется с креста.

Ища анатомическое место, которое могло бы с одной стороны максимально полно соответствовать Евангельскому тексту и историческим хроникам, а с другой - надежно удерживать на гвоздях вес распинаемого, P.Barbet пришел к выводу, что этого наиболее хорошо походит имеющееся на запястье пространство Десто (Destot) [7,8].

В случае, если гвоздь забивался в расположенное между трехгранной, головчатой и крючковидной костями запястья, пространство Десто полностью отвечает требованиям, руки распятого надежно удерживалось на кресте независимо от его массы тела. Важным обстоятельством явился также тот факт, что при прохождении гвоздей через пространство Десто кровотечение из пробитых запястий относительно незначительно, так как при этом не происходит повреждения крупных магистральных кровеносных сосудов.

Следует особо отметить, тот факт, что выявленные P.Barbet анатомические данные о фиксации тела распинаемых к кресту в целом соответствуют тексту Нового Завета. Употребленное в Евангелии от Иоанна древнегреческое слово χειρ означало как руку в целом, так и запястье - καί ἰδε τᾶς χειράς μου - и посмотри руки Мои (Ин 20:27) (χειράς букв. - раны на руках, запястьях).

Расхождение выявленных в работах P.Barbet данных с традиционной иконографией можно объяснить тем простым фактом, что, начиная с IV н.э., после эдикта Константина Великого, в христианском мире казнь посредством распятия была запрещена и многие знания об этой процедуре были со временем забыты.

Первые научные работы, посвященные изучению механизма смерти при распятии были выполнены в 20-е годы ХХ века французским врачом А. LeBec. Им первым было выдвинуто предположение, что смерть при распятии наступала вследствие удушья [18].

Данное предположение было поддержано в дальнейшем многими учеными и в настоящее время принято, как основная причина смерти при распятии, рассматриваясь как один из вариантов смерти при позиционной асфиксии [9,14,20].

В ставших уже классическими опытах P. Barbet было убедительно продемонстрировано, что в случае распятия на кресте c руками, несколько согнутыми в локтях и распростертыми вдоль патибулума, и с ногами, полусогнутыми в коленных суставах и стопами, фиксированными к статикулуму, приговоренный к распятию человек мог принимать на кресте только два основных положения.

Первое – с распрямленными в коленях ногами и руками, вытянутыми вдоль патибулума (по P. Barbet - выпрямленная позиция). Осужденный при этом опирался на ноги, на которые в этой позиции приходилась нагрузка практически всей массы тела.

Второе – с ногами, согнутыми в коленных суставах. В этом случае распятого человека туловище провисало вниз и несколько вперед, а руки отходили от туловища к patibulum вверх и в стороны под углом, близким к 60-65º. В подобной позиции запястьям осужденного приходилось выдерживать всю массу его тела.

По мере нарастания мышечной усталости распятый все больше и больше времени проводил во второй позиции.
Под действием веса собственного тела перерастяжение грудной клетки достаточно быстро приводило к нарастанию усталости межреберных мышц и брюшной диафрагмы, которые и отвечают за акт дыхания в норме. В этих условиях становится возможным вдох, но резко затруднен выдох, что приводит к накоплению в организме углекислого газа, а также других продуктов метаболизма, выводимых их организма в процессе дыхания через легкие.

Распятый мог компенсировать это состояние, только приняв первую позицию, для чего надо было выпрямить ноги в коленных суставах, и переместить тело вверх по кресту.

Однако на запястья, руки и плечевые суставы распятого, под действием веса его собственного тела начинало действовать значительная нагрузка, которая постепенно приводила к дислокации суставных соединений пояса верхних конечностей. По мере развития усталости, руки распинаемого, все чаще находились в положении, когда они направлены кзади и верх, а туловище обвисало на согнутых в коленях ногах вперед и вниз, что затрудняло работу дополнительных дыхательных мышц.

Помимо этого, при каждой попытке изменить положение на кресте кости запястья и стоп проворачивались вокруг вбитых гвоздей, а поврежденные при бичевании мягкие ткани спины обдирались о стабилум, что доставляло распятому сильнейшую боль. Так как для того, чтобы говорить человек должен набрать в легкие достаточное количество воздуха, то для произнесения каждого слова распятому также надо было подниматься на кресте. Для этого ему каждый раз, обдирая надкостницу, ему надо было опереться на пронзенные гвоздями ноги и одновременно подтянуться на прибитых к кресту руках. Можно представить, какую сильнейшую боль приносило распятому человеку каждое произнесенное на кресте слово.

Чем дольше времени проходило от момента распятия на кресте, тем больше сил терял казнимый, у него нарастали судороги и мышечная боль, все более выраженной становилась дислокация суставов пояса верхних конечностей, и всё чаще он принимал положение, препятствующее нормальному дыханию. Вдох осуществлялся только за счет диафрагмы, что постепенно приводило к развитию выраженного удушья, от которого он в конечном итоге распятый человек и погибал.

Такое состояние продолжалось многие мучительные часы. Римский историк Ориген писал о том, что видел распятого, который прожил всю ночь и следующий день Пример, когда три распятых еврея оставались живыми на кресте в течение трех дней можно найти в сочинениях Иосифа Флавия (Иосиф Флавий Древности XIV). Во время массовых казней, последовавших после восстания Спартака, некоторые из распятых повстанцев общались с солдатами в течение трех дней (Appian. B.Civ. I,20).

Для того, чтобы сократить время мучений распятых на кресте, существовал обычай crurifragium (skelokopia), который применялся в тех случаях, когда по каким-либо причинам принималось решение ускорить наступление смерти осужденных.

В ходе скелокопии распятым молотом перебивали кости голеней, после чего тело осужденного лишалось точки опоры и повисало на руках. В этих условиях быстро наступало перерастяжение грудной клетки и удушье наступало значительно быстрее – в течении нескольких десятков минут и даже быстрее.

Это положение было убедительно доказано K-S.D. Schulte, который в серии контролируемых экспериментов на добровольцах показал, что если распятие происходило только за счет висения на руках, без опоры на ноги, то у всех испытуемых уже на 6-ой минуте объем вдыхаемого воздуха уменьшался приблизительно на 70 %, артериальное давление падало на 50 % от нормы, а частота сердечных сокращений увеличивалась вдвое. Спустя 12 минут дыхание осуществлялось только за счет движений диафрагмы и наступала потеря сознания.

Когда же добровольцам разрешили при распятии периодически (один раз в течение 20 секунд) опираться на ноги, то происходила выраженная нормализация деятельности сердечно-сосудистой системы и дыхания. Эксперимент в последнем случае продолжался до 30-40 минут, после чего у испытуемых наступала выраженная боль в запястьях и эксперимент на этом прекращался [27].

Теория P. Barbet о том, что о том, что смерть осужденных на распятие наступала вследствие позиционной асфиксии, обусловленной положением тела распинаемого на кресте, представляется вполне убедительной, аргументировано объясняя наступление летального исхода у распинаемых людей, и в настоящее время принята практически всеми исследователями.

Однако, отдавая должное пионерским работам P. Barbet, следует все же признать, что раскрыв особенности наступления смерти при распятии, он так и не смог адекватно объяснить один конкретный случай – смерть Иисуса Христа на кресте.

Действительно, удушье в целом, а в особенности обусловленное невозможностью сделать адекватный выдох, делает невозможными все попытки не только к произношению каких-либо слов, но и отдельных членораздельных звуков. Однако, во время распятия Иисус Христос мог вполне внятно говорить на кресте до последних мгновений своей земной жизни. Об этом говорится во всех четырех Евангелиях. Так, в частности в Евангелии от Луки сказано: «Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лк, 23 46).
Следующим, достаточно важным, возражением против удушья, как причины смерти Иисуса Христа является само время его нахождения на кресте. Распятые могли находились на кресте до момента наступления смерти несколько суток, а смерть Христа наступила спустя всего около 3-х часов после пригвождения к кресту, о чем достаточно четко написано в Евангелиях: «Был час третий, и распяли Его» (Мк 15 25) и «Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух». (Лк 23 44-46).
Не ожидали столь быстрой смерти Христа и фарисеи, следившие за распятием.

Требуя утром казни, они понимали, что распятые пробудут на крестах сутки и более. А это значило, что Ветхозаветная Пасха, которая должна была начаться в субботу будет омрачена казнью, что было серьезным нарушением иудейского закона. С другой стороны, они боялись, что если суд и казнь будут отложены на дни, следующие за пасхальными, то это даст время Пилату все передумать и отменить казнь. Таким образом, они сами себя загнали в ловушку - перенести казнь они боялись, а оскорбить Пасху смертной казнью, означало не просто нарушить, но и серьезно оскорбить закон. Поэтому они были вынуждены просить Пилата разрешить акт милосердии к распинаемым - перебить им голени, что ускорило бы их смерть, и позволило бы снять тела казненных с крестов до начала ветхозаветной Пасхи.
«Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, - ибо та суббота была день великий, - просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их» (Ин. 19: 31).

Пилат это позволил, после чего солдаты пришли и перебили голени разбойникам. Когда же они подошли к Иисусу Христу, то увидели, что Он уже умер и потому процедуру скелокопию по отношению к Нему не применили, так как она стала не нужна. На этот факт в Евангельском тексте обращается особое внимание. «Но так как тогда была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, - ибо та суббота была день великий, - просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. «Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней» (Ин. 19 31 -33).
Тогда один из римских солдат, желая убедиться в том, что Христос умер, пронзил его тело копьем.

«Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили». (Ин. 19 34-35)

Люди античного мира, а особенно солдаты, постоянно видели в своей жизни насилие, и хорошо могли по особенностям вытекания крови определить, из живого либо мертвого тела она выделяется. Истечение крови и воды из раны Христа вполне убедило как римских солдат, так и евреев в наступлении физической смерти Христа.

Следует отметить, что столь быстрая смерть Христа удивила не только присутствующих, но и много повидавшего Пилата. «пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу» (Мк 15. 43-45).

Отмеченный ряд обстоятельств смерти Иисуса Христа, который приводится в Евангелиях, а именно – относительно скорое наступление смерти, способность Иисуса Христа к четкому произнесению слов до последних минут жизни, ясность сознания, сохраняемая Распятым до самой смерти, а также поток крови и воды, истекшие из раны, нанесенной Ему посмертно копьем, позволяют усомниться в обоснованности асфиксического генеза смерти Христа.

Это побудило многих исследователей к поискам других, отличных от асфиксической, теорий, которые могли бы объяснить Его земную смерть.

Так в 1949 году в The Hibbert Journal вышла статья R.Primrose «Хирург смотрит на распятие» где утверждалось, что смерть Иисуса Христа на кресте была мнимая, а к наступлению летального исхода привел удар копьем [24].

Обоснованием такому мнению послужило утверждение автора статьи о том, что в постмортальном периоде в теле умершего происходит массивное образование сгустков крови, что делает невозможным истекание из раны крови и воды. В настоящее время ошибочность такого «доказательства» очевидна настолько, что эту версию можно было бы в контексте данной статьи даже и не рассматривать, если бы она до сих пор не использовалось многочисленными критиками христианства.

Были также высказаны предположения, что к быстрому наступлению смерти на кресте привела фатальная сердечная аритмия, вызванная физическими муками при распятии (Johnson C., 1978), прогрессирующий ацидоз (Wijffels F., 2000), тромбоэмболия легочной артерии (Brenner В., 2005) [11,17, 31].

Но даже поверхностный анализ этих и других, подобным им, версий, показывает, что они могут объяснить только лишь темп наступления смерти, оставляя нераскрытыми другие её обстоятельства, например, истечение крови и воды из раны, нанесенной копьем.

Обосновывая предположение о тромбоэмболии, как возможной причине смерти Христа, израильский профессор B.Brenner (2005) выдвинул предположение, что наиболее вероятным источником тромбообразования явились глубокие вены бассейна нижних конечностей. Согласно выдвинутой версии, этому могло способствовать их предшествовавшее повреждение (например, в результате тромбофлебита) либо гиперкоагуляция крови, развившаяся в результате бичевания, обезвоживания и длительной иммобилизации, имевших место во время распятия.

В качестве косвенного подтверждения своей гипотезы B.Brenner приводит мнение, что Иисус родился в Израиле в еврейской семье и поэтому вполне мог унаследовать широко распространенную среди живущих в Галилее евреев мутацию фактора-V гена свертываемости крови (фактор Лейдена) что приводит к увеличению тенденции тромбообразования (резистенция активированному C-белку).

Данный аргумент не выдерживает серьезной критики не только с теологической точки зрения, но и с медицинской.

Действительно, крайне некорректно экстраполировать данные, полученные при исследовании современной популяции жителей Галилеи на людей, населявших ее две тысячи лет назад. Очевидно, что генофонд популяции за две тысячи лет существенно изменился. С другой стороны, если бы какой-либо ее житель в начале первого тысячелетия после Р.Х. и имел склонность к тромбофилии, то к тридцати трем годам она у него уже обязательно бы проявилась.

Рядом других исследователей было высказана гипотеза, что смерть Иисуса Христа наступила в результате разрыва сердца с вытеканием из раны перикардиальной жидкости [10, 12, 13, 32].

Однако у этой гипотезы есть один серьёзный недостаток. Для развития миомаяции, которая в ряде случаев действительно, может осложнить течение инфаркта миокарда, необходим срок, значительно превышающей время пребывания Иисуса на кресте [29].

Помимо этого, кровь, которая вытекла бы через разорванную сердечную стенку в полость перикарда неизбежно смешалась бы с находящейся там в достаточно небольшом объеме (около 30 мл) перикардиальной жидкостью, что в дальнейшем бы сделало невозможным формирование двух раздельных потоков крови и воды. Следует также добавить, что даже если и предположить (гипотетически), что у Ииуса Христа развился обширный инфаркт миокарда, который привел к сверхбыстрому развитию миомаляции с последующей гемотампонадой, то подобное событии неизбежно привело бы к развитию кардиогенного шока имеющего достаточно специфическую клиническую симптоматику. Однако, в Евангельских текстах нет указаний, которые позволили бы высказать подобное предположение.
В 2009 г шведский исследователь Omerovic E. выдвинул версию, что смерть Христа наступила вследствие разрыва миокарда, вызванного стресс-индуцированной кардиомиопатий (кардиомиопатии такотсубо), клинически и электрокардиографически напоминающей острый коронарный синдром и характеризующейся транзиторной дисфункцией левого желудочка в ответ на физический или психический стресс [22].

Такое предположение вряд ли можно считать полностью обоснованным. Помимо уже приведенных возражений против версии о разрыве сердца, в данном случае следует отметить, что стресс-индуцированная кардиомиопатия преимущественно описана у женщин постклимактерического периода без признаков ишемической болезни сердца и отличается относительно благоприятным прогнозом [28].

Пыткой объяснить, истекание воды из раны, нанесенной копьем римского солдата, можно объяснить теорию, что о том, что предшествующее бичевание и само распятие вызвало у Иисуса Христа быстрое развитие посттравматического экссудативного перикардита, что и привело к тампонаде сердца и наступлению смертельного исхода. Излившаяся же раны вода и есть не что иное, как перикардиальная жидкость, вытекшая из поврежденной копьем полости сердечной сорочки [13, 20].

Однако, посттравматический экссудативный перикардит молниеносно не развивается, даже при существенном повреждении (травме миокарда, разрыве сердца), время его развития исчисляется часами и сопровождается общеизвестной клинической симптоматикой (дисфагия, кашель, одышка, осиплость голоса, периодическая потеря сознания и т.д.), которая не коррелирует с описанными евангелистами событиям. К тому же, даже если и предположить, что при распятии и происходило накопление в полости перикарда серозной жидкости, то её количество даже при сверхостром развитии гидроперикарда вряд ли бы превышало объем 150-200 мл [1].

При вертикальном положении тела распятого, после прободения копьем сердечной сорочки большее количество перикардиального выпота осталось бы в передненижней пазухе перикарда (sinus pericardi anterior inferior), которая находится между его грудинореберным и нижним (диафрагмальным) отделами. Излившаяся же из полости перикарда жидкость частично впиталась бы в клетчатку средостения, а частично смешалась бы с вытекающей кровью и не была бы видна при наружном истечении крови.

В поисках объяснения смерти Иисуса Христа при распятии Др. Frederick T Zugibe, в прошлом главный судебно-медицинский эксперт округа Рокланд, (штат Нью-Йорк, США), провел серию экспериментов с подвешиванием к кресту на группе физически здоровых добровольцев [33].

В ходе опытов распростертые руки волонтеров фиксировались при помощи мягких кожаных перчаток к горизонтальной балке креста, а ноги, несколько согнутые в коленных суставах, фиксировались подошвенной поверхностью стоп к вертикальной балке креста. Во время эксперимента проводился постоянный мониторинг состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем, и прекращался в среднем спустя 40-60 мин, после появления у волонтеров боли в конечностях и значительного физического дискомфорта. На основании полученных данных F.T Zugibe пришел к выводу, что у распятых не происходит сколь-либо серьезных нарушений дыхания и сердечной деятельности, которые могли бы привести к наступлению смертельного исхода.

Подвергнув критике теорию P. Barbet о нарастающем удушье, как причине смерти при распятии, F.T Zugibe пришел к выводу, что наступление летального в подобных случаях являлся гиповолемический шок, вызванный сами обстоятельствами казни: бичеванием с массивным повреждением мягких тканей спины, кровопотери и обезвоживания [33].

Сделанные автором выводы вызвали возражения у многих исследователей. Так, например, в качестве контраргумента указывается что F.T Zugibe в своих выводах не учел уже упоминавшихся нами ранее данных K-S.D. Schulte, который отметил, что если распинаемый может даже периодически (один раз в течение 20 секунд) опираться на ноги, то это приводит к выраженной нормализация деятельности сердечно-сосудистой системы и дыхания [27].

Очевидно, что в условиях эксперимента, когда распинаемый имеет возможность постоянно опираться на полусогнутые ноги, явления дыхательной недостаточности появятся достаточно нескоро. Конечно, в настоящее время ни один исследователь не решится повторить в полном объеме подлинные исторические обстоятельства казни, а гуманные условия провиденных экспериментов резко снижают их ценность. Данные же столь короткого по времени эксперимента не могут соответствовать реальным историческим событиям, когда казнимые люди находились на крестах сутки и более.

Помимо того, гиповолемический шок протекает с определенной сменной стадий, каждая из которых имеет свои клинические признаки, проявляющиеся и в изменении сознания. Так первая фаза шока (эректильная) длится несколько минут и, помимо всего прочего, характеризуется двигательным и разговорным возбуждением, тахикардией, усилением дыхания. Во вторую фазу шока (торпидную) отмечаются вялость, гиподинамия, прострация пострадавшего [6].

Однако в Евангелиях нет данных, которые могли бы свидетельствовать о каком-либо подобном изменении сознания у Христа. Всё Его речи, сказанные на кресте и поведение полностью осмысленны.

Помимо позиционной асфиксии, как причины смерти при распятии, F.T Zugibe подверг резкой критике и версию P. Barbet о месте вбивания гвоздей в руки казнимых. Однако, все его возражения, в отличии от позиции P. Barbet, основаны не на экспериментальных либо расчетных данных, а на субъективной трактовке материалов Туринской Плащаницы.

W.D.Edwards и соавт. (1986) пришли к выводу, что фактическая причина смерти Иисуса, «вероятнее всего была многофакторной вызванной, прежде всего, гиповолемическим шоком, асфиксией и, возможно, острой остановкой сердца.» [16].

Исследователи предположили, что в условиях прогрессирующей гиповлемии, сопряженной с гипоксемией, на створках аортального либо митрального клапанов могли образоваться рыхлые свертки крови, которые оторвавшись, вполне могли привести к развитию острого трансмурального инфаркта миокарда, который и вызвал остановку сердца.

Уже при первом рассмотрении, предложенной версии видно, что она не является полностью оригинальной, а объединяет в себе большинство предложенных ранее теорий, неся в себе все их достоинства и недостатки.
Интегративную теорию смерти Иисуса Христа выдвинули также исследователи из ЮАР F.P. Retief и L. Cilliers. Рассмотрев имеющиеся сведения об истории и патогенетических аспектах распятия, они высказали предположение, что смерть была обусловлена прогрессирующей гипоксией, гиповолемическим шоком и вазовагальным рефлексом. Отмеченная же Евангелистом Иоанном жидкость, на взгляд авторов не что иное как перикардиальный либо плевральный выпот [25,26].

Критически рассмотрев ряд теорий смерти Иисуса Христа, M.W. Maslen и P.D. Mitchell (2006) пришли к скептическому выводу, что в настоящее время нет медицинских версий, которые могли бы адекватно объяснить смерть Христа. Авторы предположили, ситуация может разрешиться только с появлением новых археологических либо письменных свидетельств [21].

На наш взгляд, наиболее вероятной версией произошедшего смертельного исхода, является полиорганная недостаточность, как осложнение синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС-синдром, англ.-disseminated intravascular coagulation).

ДВС-синдром является приобретенной патологий системы свертывания крови, которая характеризуется нарушением кровообращения на уровне микроциркуляторного русла в жизненно важных органах (печень, ночки, надпочечники, легкие и т. д.). Развиваясь во многих случаях острых состояний, в том числе и при травмах, ДВС-синдром может протекать в течение нескольких часов и вызывать чрезвычайно высокую летальность пострадавших.

В течении ДВС-синдрома выделяют несколько стадий, каждая из которых характеризуется не только специфическими нарушениями гемокоагуляции и клинической картиной, но и может привести к наступлению смертельного исхода.
Согласно данным разных авторов, количество стадий ДВС-синдрома колеблется от двух до шести в основном за счет разделения фазы гипокоагуляции, однако для практического применения удобно упрощенное деление, которое предполагает наличие двух стадий – гиперкоагуляции и гипокоагуляции [4].

Первая стадия ДВС-синдрома - фаза гиперкоагуляции, характеризуется активацией плазменных систем свертывания крови, внутрисосудистой агрегацией тромбоцитов и других форменных элементов крови. Это приводит к блокаде сосудистого русла массами фибрина и агрегатами клеток. Фаза гиперкоагуляции нередко имеет очень бурное развитие, со скорой и значительной активацией свертывающей системы крови и протекает тем быстрее, чем мощнее был повреждающий фактор.

Вторая стадия ДВС-синдрома - фаза гипокоагуляции, которая сменяет фазу гиперкоагуляции и обусловлена потреблением значительной части имеющихся в организме фибриногена, факторов XIII, V, VIII и других прокоагулянтов, а также тромбоцитов. Одновременно в крови накапливаются патологические ингибиторы свертывания крови, в частности продукты деградации фибрина и фибриногена (ПДФ), обусловливающие увеличение антикоагулянтной активности крови.

Любая травма, связанная с кровопотерей, сопровождается активацией свертывания. Если при этом будет происходить падение артериального давления и обусловленное этим замедление кровотока в микроциркуляторном звене, может наступить гиперкоагуляционная фаза ДВС-синдрома, что нередко и наблюдается при обширном повреждении тканей [3].

Эти условия наблюдались и при распятии Иисуса Христа. Произошедшие бичевание с массивным разрушением мягких тканей спины, крестный ход, распятие и висение на кресте, вполне могли привести к развитию метаболического ацидоза и активации свертывающей системы крови одновременно по внешнему и внутреннему пути образования протромбиназы (тромбопластина).

Мягкие ткани спины, поврежденные при бичевании, подвергались дополнительной альтерации, ударяясь при каждом движении о крест. Это стимулировало поступление в кровоток из травмированных и подвергающихся распаду тканей, а также эндотелием сосудов тканевого тромбопластина, что инициировало процесс фазу гиперкоагуляции ДВС-синдрома [19].

Следует отметить, что скорость коагуляции в первую фазу ДВС-синдрома может быть настолько высокая, что из-за быстрого образования невозможно набрать кровь в шприц, а вытекающая из ран кровь собирается на их поверхности в виде красных сгустков, окруженных полупрозрачным, желтоватого цвета ободком из жидкой лимфы [15].

Внешние же проявления гиперкоагуляционной фазы ДВС-синдрома очень скромные: сознание у больного ясное, на вопросы отвечает, как правило, односложно, органной патологии не выявляется.

Смерть при ДВС-синдроме может наступить как от остро развившейся полиорганной недостаточности, так и от тромбоэмболии жизненно важных органов формирующимися сгустками крови.

При наступлении летального исходя в эту фазу ДВС-синдрома, у умершего нередко отмечается внутрисосудистая сепарация крови на жидкую часть (лимфу) и рыхлый клеточный остаток.

Если на теле умершего есть раны, то изливающаяся из них сразу после смерти кровь стекая по коже как по разделительной поверхности, расслоится на два потока – практически прозрачную, водянистую лимфу и клеточный осадок красного цвета.

Очевидно, что указанное обстоятельство и было отмечено стоявшим подле креста, после того тело как римский воин пронзил копьем тело Иисуса Христа.

Следует отметить, что врачи античности понимали значение состояния крови для организма человека. Так, уже в IVвеке до н.э. Аристотель связывал с кровью общую двигательную активность человека. Считая кровь как материальный носитель всех душевных функций. Аристотель, рассматривая такие качества крови, как скорость оседания и степень плотности и теплоты, выделял в крови две составные части - водянистую и волокнистую. Врачами античности полагалось, что от их соотношения зависит развитие тех или заболеваний, а распад же крови на составляющие элементы рассматривался как признак, сопутствующий смерти. И древние греки, и римляне называли жидкую часть крови, а также все прозрачные жидкости организма (например, перикардиальную жидкость) водой [2,5].

Однако, из всех синонимов, использовавшихся в их языках, римляне использовали для обозначения воды, как входящей в состав крови, таки и проистекающей в организме, слово lympha, а греки слово υδωρ (hydōr). Эта традиция сохранилась и до наших дней. Врачи и биологи всех стран по-прежнему называют жидкую часть крови лимфой, а для обозначения скопления жидкостей в отдельных полостях тела используют корень υδωρ (hydōr). Примером последнему может служить, например, термин гидроперикард (ύδραπερικαρδία)

Так же как и врачи античности, из всех возможных древнегреческих синонимов слову вода Иоанн Богослов для описания крови и воды, истекших из раны Иисуса Христа выбирает именно слово υδωρ.
αλλ εισ των στρατιωτων λογχη αὐτοῦ την πλευραν ενυξεν καί εξηλζεν ευζες αἷμα καί υδωρ / но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода (Ин 19:34).

Можно предположить, что, указывая на истечение крови и водя из раны, нанесенной копьем мертвому Иисусу Христу Иоанн Богослов не только указывал на сакральный, религиозно-мистический смысл произошедшего, но и используя из всех синонимов слово υδωρ, подчеркивает посмертный характер, необратимость произошедшего. Об этом косвенно свидетельствуют и его слова «И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его, он знает, что говорит истину, дабы вы поверили». (Ин. 19:35).

Резюмируя вышеизложенное, можно вполне обосновано предположить, что смерть Иисуса Христа наступила в результате развития ДВС-синдрома. Вероятнее всего в фазу гиперкоагуляции. Обстоятельствами, вызвавшими развитие данного патологического состояния, послужили бичевание с обширным повреждением мягких тканей спины и их дальнейшая травматизация, которая происходила как во время несения креста, так и во время пребывания на нем при распятии. Дополнительными условиями, детерминировавшими развитие ДВС-синдрома, явились нарастающая гипоксия, происходившая из-за затрудненного дыхания, нарастающая в результате кровопотери и обезвоживания гиповолемия, неестественное положение тела на кресте, болевой поток из пробитых гвоздями конечностей и сильное психоэмоциональное потрясение.

Данное предположение наиболее полно соотносится с Евангельскими текстами, и на наш взгляд может послужить для адекватной оценки событий, происходивших во время распятия.

Исходя из представленных позиций, необходимо также отметить, что, события, сопровождавшие распятие, описаны в Евангелиях с доказательною медицинской точностью и чрезвычайно убедительно рассказывают о физических страданиях и силе духа Иисуса Христа.

Список литературы

1. Абакумов М.М., Даниелян Ш.Н., Радченко Ю.А. и др. Профилактика и лечение посттравматического перикардита // Хирургия. Ж. им. Н.И. Пирогова. – 2010, N.4. – С. 16 – 20.
2. Аристотель. О частях животных. / Пер. В. П. Карпова. (Серия «Классики биологии и медицины»). М.: Биомедгиз, 1937. - 220 с.
3. Воробьёв А.И., Городецкий В.М., Васильев С.А. и др. Острая массивная кровопотеря и диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови // Терапевт, арх. 1999. № 7. С. 5-12
4. Зербино Д.Д., Лукасевич Л.Л. Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови. - М. Медицина, 1989. - 256 с.
5. Марчукова С. Медицина в зеркале истории – Изд. Европейского Дома, 2003 г. - 272 с.
6. Швец Н.И., Бенца Т.М., Фогель Е.А. Гиповолемический шок: клиника, диагностика, неотложные мероприятия // Мед. неотложных состояний – 2006, Т.6(7) – 88-92.
7. Barbet P., Les Cinq Plaies du Christ, 2nd ed. Paris: Procure du Carmel de l'Action de Graces, 1937.
8. Barbet P: A Doctor at Calvary: The Passion of Our Lord Jesus Christ as Described by a Surgeon. Earl of Wicklow (trans). - Garden City, NY, 1953 - pp 12-18, 37-147, 159-175, 187-208.
9. Belviso M., DeDonno A., Vitale L., Introna Jr F. Positional Asphyxia // Am. J. Forensic Med. Pathol.- 2003 – Vol. 24. N. 3- P. 292-297.
10. Bergsma S. Did Jesus Die of a Broken Heart? // The Calvin Forum - 1948 Vol. 14 - 165.
11. Brenner В. Did Jesus Christ die of pulmonary embolism? // J. Thromb. Haemostasis – 2005, N.3 – P. 2130-2131.
12. Bucklin R. The legal and medical aspects of the trial and death of Christ. // Med Sci Law - 1970; N 10 – P.14-26.
13. Davis , C.T. The Crucifixion of Jesus :The Passion of Christ from a Medical Point of View // Ariz. Med. – 1965., Vol. 22. – P.183-187.
14. DePasquale NP, Burch GE: Death by crucifixion. // Am. Heart. J. – 1963. Vol. 66 - P. 434-435.
15. DeLoughery T.G. Disseminated Intravascular Coagulation // Hematology – 2010. Vol 5, Part 1 – P.2-12.
16. Edwards, W.D., Gabel, W.J and Hosmer, F.E. On the Physical Death of Jesus Christ // JAMA. – 1986,. Vol 255 (11) - P. 1455-1463.
17. Johnson C. Medical and Cardiological Aspects of the Passion and Crucifixion of Jesus, the Christ // Bol. Asoc. Med. P.- Rico – 1978, Vol. 70., N.3 – P. 97-102.
18. LeBec, A.. A Physiological Study of the Passion of Our Lord Jesus Chris. // The Catholic Medical Guardian – 1925 Vol.3 – P.126-136.
19. Levi M, Hugo ten Cate. Disseminated Intravascular Coagulation // N. Engl. J. Med. - 1999; Vol. 341 – P.586-592
20. Lumpkin R. The Physical Suffering of Christ // J. Med. Assoc. Ala. – 1978, Vol 47 N.8. –P. 10- 47.
21. Maslen M.W. Mitchell P.D. Medical theories on the cause of death in crucifixion // J. R. Soc. Med. - 2006; Vol.99 – P. 185-188.
22. Omerovic E. Did Jesus die of a «broken heart»? // Europ. J. Heart Failure - 2009 – Vol.11., Iss. 8. - P. 729-731.
23. Pfeiffer CF, Vos HF, Rea J (eds): Wycliffe Bible Encyclopedia. Chicago, Moody Press, 1975 - pp 149-152, 404-405, 713-723, 1173-1174, 15201523.
24. Primrose R. A surgeon looks at the crucifixion. // Hibbert J. – 1949, Vol. 47 - P.382-388.
25. Retief F.P, Cilliers L. The history and pathology of crucifixion // Afr. Med. J. – 2003, Vol. 9 – P. 938-941.
26. Retief F.P., Cilliers L. Christ’s crucifixion as a medico-historical event // Acta Theologica – 2006, Vol 26, No 2. – P. 294-310.
27. Schulte K-S. Der Tod Jesu in der Sicht der moderner Medizin. // Berliner Medizin - 1963; N.7 – S. 177-186.
28. Sealove BA, Tiyyagura S, Fuster V.J. Takotsubo cardiomyopathy // Gen. Intern. Med. – 2008. – Vol. 23. N. 11. – P.1904-1908.
29. Stevenson W.G., Linssen G.C., Havenith M.G. et all. The spectrum of death after myocardial infarction: a necropsy study // Am. Heart J. – 1989, Vol. 118 – P.1182-1188.
30. Retief F.P., Cilliers L. Christ’s crucifixion as a medico-historical event / Acta Theologica – 2006, Vol 26, No 2. – P. 294-310.
31. Wijffels F. Death on the cross: did the Turin Shroud once envelop a crucified body? // Br. Soc. Turin. Shroud. – 2000 Vol. 52., N.3. – P.23-37.
32. Wilkinson J. The Incident of the Blood and Water in John 19.34 // Scot. J. Theology – 1975 – Vol. 28 – P. 149-172 .
33. Zugibe, F. The Crucifixion of Jesus: A Forensic Inquiry - M. Evans Publ., 2005 - 384 p.


Другии публикации автора по данной теме:

  1. Туманов Э.В. Медицинские аспекты смерти Спасителя // Православие и современность. Материалы научн. конф. - Минск 2008. - С. 69 - 72.
  2. Туманов Э.В. Медицинские аспекты смерти Спасителя // Синграальная хирургия. - 2009. - № 1-2. - С.23-25.
  3. Туманов Э.В. Казнь через распятие - история, медицина, Евангелие / Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы // Сборник научных трудов - Минск, "Право и экономика" 2012, - № 1 (31), - С. 197-207.

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования