Вы здесь

История применения судебно-медицинских знаний в уголовном судопроизводстве. Проект правил определения степени вреда, причиненного здоровью.


Publication in electronic media: 16.01.2015 under http://journal.forens-lit.ru/node/1039

Профессор кафедры криминалистики Дальневосточного юридического института МВД РФ, кандидат медицинских наук, доцент

Существенным признаком цивилизованного государства является степень защиты его граждан от преступных посягательств, и в первую очередь в отношении защиты самых ценных, данных природой и неотчуждаемых благ, которыми являются жизнь и здоровье человека. Современное уголовное законодательство содержит ряд статей, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью. Однако, для теории уголовного права и правоприменительной практики вопрос о том, что такое вред здоровью, остается дискуссионным1.

Одним из методов, позволяющих приблизиться к решению проблемы, является исследование исторического происхождения (этимологии) понятия вред здоровью. Под историческим способом толкования, как указывает А.Ф. Черданцев, «понимается объяснение смысла норм права связанное с историей возникновения толкуемых норм. Наибольшее значенье имеют источники, относящиеся непосредственно к законодательному процессу. Установленные обстоятельства, служат аргументами для подтверждения или опровержения выдвигаемых тезисов»2.

Изучение исторических документов, отражающих процесс развития общества, показывает, что государство (власть) и право взаимно обуславливая друг друга, находятся в конгруэнтной связи. Народы, населяющие будущую Россию, объединенные общей территорией, и самое главное общим языком, за многие столетия совместного проживания, в силу единого лексического и терминологического понимания сущности предметов, процессов и явлений, выработали однозначные правила регулирования межличностных и общественных отношений. Они были «зафиксированы» в нормах морали и нравственности этноса и передавались из поколенья в поколенье, обеспечивая благополучное их сосуществование (этнокультура)3.

Накануне и после принятия христианства переселение в Россию представителей греческого духовенства повлекло привнесение в российскую культуру иных ценностей4. Это вызвало необходимость адаптации многих понятий и терминов, в том числе и норм русского и византийского права, что можно было осуществить только посредством документальной фиксации основных элементов юридического тезауруса.

Первые письменные законодательные акты Древней Руси, в которых предусматривалась защита жизни, и здоровья человека появились в связи с началом межгосударственных взаимоотношений (Договор Олега с греками 911г. и князя Игоря 945 г.). В этих документах содержатся положения и об ответственности за причинение повреждений человеку, упоминается так же об использовании медицинских знаний при решении правовых вопросов5.

В указанных и последующих законодательных актах (Русская правда, Двинская правда, Уложение Алексея Михайловича 1649 г. и др.) перечень преступных последствий для здоровья носил формализованный (казуистический) характер. Это осуществлялось посредством перечисления в соответствующих статьях закона конкретных повреждений, за причинение которых предусматривалось наказание. Они были обозначены в законах различных юридических периодов в следующих вариантах; «повредят руку, и отпадет рука или усохнет; причинит кровавые раны (язвы, снаружи тела нанесенные) или синяки от побоев; отсечет руку, или ногу, или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз выколет и т.д.»6.

В Московском государстве, по данным М.И. Авдеева, начиная с ХI века с целью установления механизма и характера повреждений систематически проводились медицинские освидетельствования потерпевших. В качестве примера автор приводит заключение одного из них: «...И лекарь Елизарий осматриван был, а по осмотру бит по спине, на правом боку вспухло и синево знать...». Обязательные освидетельствования проводились так же в отношении рекрутов, призывающихся на государственную службу, а также по особым распоряжениям для решения и частных вопросов7.

Дальнейшее развитие права в отношении защиты человека от преступных посягательств, повлекло увеличение перечня повреждений, за причинение которых предусматривалась уголовная ответственность. Например, Уложение 1845 г подразделяло телесные повреждения на: «увечья, раны, побои, истязания, мучения, причинение расстройства здоровью и расстройство умственных способностей, сообщение от непотребства заразительной болезни».

Большое значение для совершенствования судебно-медицинской деятельности, касающейся характеристики преступлений против личности, сыграла Судебная реформа 1864 г. Суд стал гласным и для решения вопросов медицинского характера, возникающих у правосудия, в судебный процесс стали привлекаться сведущие лица – врачи. Данное обстоятельство явилось стимулом для научной систематизации информации, касающейся судебно-медицинской оценки повреждений.

К моменту принятия очередного законодательного акта, Законоуложения 1903 г, в результате совместной деятельности юристов и судебных медиков, основные, юридически значимые неблагоприятные последствия для здоровья потерпевших были систематизированы. Диспозиция статей нового Уложения конструировалось уже по оценочному принципу, где преступления, сопровождающиеся причинением повреждений человеку, были выделены в отдельную главу − «О телесном повреждении и насилии над личностью». Следует заметить, что, в виду наличия других преступлений так же характеризующихся причинением повреждений иным объектам охраняемым законом, с целью их разграничения, преступления, сопровождающиеся причинением вреда здоровью, были названы, как «телесные повреждения». По данному поводу А.С. Пиголкин указывает, что «термины «тяжкое телесное повреждение» «легкое телесное повреждение» и им подобные возникли на основе медицинской терминологии. Но в уголовном законодательстве им было придано определенное, очень четкое юридическое содержание − они были использованы для обозначения вполне определенных составов преступлений, влекущих те или иные юридические последствия»8.

Таким образом, Уголовное уложение 1903 г, обозначило в законодательном пространстве новый вид преступлений – «ТЕЛЕСНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ». Они подразделялись на «Весьма тяжкие» − повлекшие расстройство здоровья опасное для жизни, душевную болезнь; потерю зрения, слуха, языка, руки или ноги; производительной способности. «Тяжкие» − повлекшие расстройство здоровья, не опасное для жизни, но нарушившее функции органа и «Легкие», охватывающие всякое иное расстройство здоровья9.

Насколько видно из содержания статей, квалификация телесных повреждений была возможной только при наличии медицинского заключения. Привлекаемые в судопроизводство специалисты-медики выполняли свои профессиональные обязанности как эксперты, руководствуясь специально разработанными правилами для судебно-медицинской оценки повреждений применительно к действующим на тот момент правовым актам10.

В правилах строго соблюдалась действующая терминология, предусматривающая толкование понятия «телесное повреждение» как вида преступления. Они обязывали эксперта установить лишь факт наличия повреждения, причинную его связь с наступившим неблагоприятным последствием для здоровья потерпевшего, в соответствии с перечнем, приведенном в статьях закона, а юристы квалифицировали деяние в зависимости от наступивших в результате причиненных повреждений последствий, подразделяя их на «тяжкие», «весьма тяжкие» и «легкие»11.

После революции 1917 года и последующей вслед за ней гражданской войной, правовые проблемы «решались» методом «красного и белого террора», военно-полевыми судами, ревтрибуналами и чрезвычайными комиссиями (ЧК), когда главным санкционирующим аргументом было «Ваше слово, товарищ Маузер!» Напрашивается аналогия; если в США господин «Кольт» обеспечил диктатуру личности, то в России товарищ «Маузер» – диктатуру пролетариата.

Все государственные институты подверглись революционному преобразованию. В «Руководящих началах по уголовному праву Р.С.Ф.С.Р.» было указано, что «Пролетариат, завоевавший в Октябрьскую революцию власть, сломал буржуазный государственный аппарат, со всеми его органами, армией, полицией, судом и церковью. Без особых правил, без кодексов, вооруженный народ успешно справляется со своими угнетателями»12. Декрет о суде, принятый сразу после революции обязал: «Упразднить доныне существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно и институты присяжной и частной адвокатуры. В роли же обвинителей и защитников допускаются все неопороченные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими правами»13.

В работе А.С Пиголкина отмечается, что «В начале 1919 г. по соображениям необходимости реорганизации высшего юридического образования все юридические факультеты в стране были закрыты, а вместо них организованы юридико-политические отделения на факультетах общественных наук, где правовые дисциплины преподавались под названиями; "Психология правовых переживаний", "Техника юридического мышления", "Учение о правосознании", и др.»14.

После завершения гражданской войны, когда «На Тихом океане свой закончили поход», в стране начали возрождаться институты государственности, в том числе и в области права.

В 1922 году, наряду с другими прогрессивными изменениями, свойственными цивилизованному государству был принят Уголовный кодекс Р.С.Ф.С.Р. Содержание статей, предусматривающих ответственность за причинение телесных повреждений, претерпело значительные изменения по сравнению с дореволюционной их трактовкой. Они были помещены в главе именуемой как: «преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», однако из этой группы преступлений были исключены такие разновидности телесных повреждений как «увечье», «раны», «побои», «сообщение заразительной болезни», «травление человека собакой». Степень ответственности за которые зависела еще и от иных обстоятельств, предусмотренных законом, тоесть – от тяжести преступления, как степени общественной опасности. В УК Р.С.Ф.С.Р. все насильственные преступления против человека были представлены в сокращенном виде и именовались просто, как «телесные повреждения» без подразделения на разновидности, и обозначались как «тяжкие, менее тяжкие и легкие»15. Параллельно с УК были введены в действие «Правила для составления заключений о тяжести повреждений». Содержание их практически было аналогичным, как и в дореволюционный период, но с одной юридической особенностью.

Можно допустить, что в виду отстранения от следственной деятельности представителей «буржуазной школы правосудия» и слабой профессиональной подготовки юристов-выпускников политико-юридических курсов, одним из немногих специалистов, не подвергшихся «люстрации» и имеющих опыт практической деятельности по расследованию насильственных преступлений против жизни и здоровья, оказался судебно-медицинский эксперт. Поэтому в Правилах, от имени «Наркомюста» было указано, что «в целях правосудия эксперт обязан определить тяжесть повреждения согласно принятой в Уголовном Кодексе классификации»16.

При лексическом анализе данной выдержки из правил обнаруживается существенное разнопонимание терминов. В одном случае нормотворец ведет речь о «повреждении» с медицинской точки зрения (De facto), а оценить его обязывает судебно-медицинского эксперта, в соответствии с требованиями УК (De jure), то есть квалифицировать «телесное повреждение» как вид преступления. То, что это именно так, можно убедиться, ознакомившись с толкованием этого понятия данного во всех без исключения словарях, где указывается, что «телесное повреждение» (юрид.) – это вид преступления»17.

Необходимо отметить, что с этого периода как то незаметно нивелировалось различие между «повреждением» в медицинском понимании и «телесным повреждением», как видом преступления. В научной литературе не только прошлых лет, но и в настоящее время эти термины употребляются как синонимы, что является существенным препятствием на пути совершенствования законодательного инструментария по осуществлению правовой защиты жизни и здоровья человека.

По мере развития социалистических преобразований и совершенствования общественных правоотношений, характеризующихся тем, что человек в социалистическом обществе стал его частью, собственностью, «винтиком» и был обязан из сознания необходимости трудиться на общую пользу. «Кто не работает (там, где прикажут), тот не ест» − основной лозунг социализма. Индустриализация страны требовала большого количества рабочей силы. Набирал мощность ГУЛАГ.

В этот исторический период причинение вреда здоровью трудящегося расценивалось как вредительское деяние по отношению к обществу. По сути, возрожден был принцип действия средневекового законоуложения, при котором «преступление против холопа и раба всегда рассматривалось как нанесение вреда его хозяину»18. Общественная опасность причинения вреда здоровью трудящегося заключалась еще и в том, что потерпевший приобретал законное основание не быть использованным в общественном производстве. Для этого периода характерно, что в судебной медицине появляется значительное количество работ, посвященных экспертизе членовредительства, искусственных болезней, симуляций и самоповреждений19.

Не без учета указанного, в УК РСФСР 1926 г., который подразделял телесные повреждения на две группы − тяжкие и легкие, был введен новый квалифицирующий признак тяжкого телесного повреждения − «расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности». Наказание за основной состав такого преступления по ст. 142 предусматривалось уже не до трех, как в УК 1922 г, а до восьми лет лишения свободы20.

В связи с принятием УК 1926 г, были переработаны и вступили в действие новые Правила судебно-медицинского определения тяжести телесных повреждений 1928 г.21. Содержание этих правил существенно отличалось от предыдущих тем, что они, с подачи Наркомюста, наделившего экспертов правом давать юридическую оценку фактам, самостоятельно давали толкование некоторых положений УК. Например, из диспозиции статей УК был исключен квалифицирующий признак тяжкого телесного повреждения − «опасное для жизни расстройство здоровья», под которым, как указывалось в Правилах 1922 г, «эксперт должен признавать только то расстройство здоровья опасным для жизни, при котором действительно имеют место симптомы, заставляющие врача опасаться за жизнь потерпевшего». В новой редакции Правил этот квалифицирующий признак сохранен, но пояснение к нему было упразднено, и вместо «состояния действительно опасного для жизни» появилась новая категоричная аббревиатура − «повреждение опасное для жизни».

Введение указанного понятия вызвало широкую дискуссию на страницах судебно-медицинской литературы. «Представители школы М.И. Райского», как их называли оппоненты, возражали против исключения из правил пояснения о том, что следует понимать под повреждением опасным для жизни, считая, что не все перечисленные в правилах повреждения вызывают опасные для жизни состояния. Предлагали оценивать его тяжесть по конкретным последствиям, наступающим в связи с причиненным повреждением, а не исходить, из «потенциальной опасности их для жизни». Однако, это мнение М.И. Авдеевым, было названо «препятствующим органам прокуратуры вести борьбу с преступностью и поножовщиной»22, в общем – вредительским, и термин «повреждение опасное для жизни» уже не вызывал публичных возражений, и обсуждался лишь в узком кругу специалистов.

Кроме того, Правила, на правах законодателя, давали самостоятельное толкование норм закона, расшифровывая понятие «значительная потеря трудоспособности», как расстройство здоровья, соединенное с потерей трудоспособности более 1/3 при тяжких, и менее 1/3 при легких телесных повреждениях».

При определении потери трудоспособности Правила рекомендовали пользоваться установленными группами инвалидности. В случаях необходимости, для большей детализации последствий (при компенсации причиненного вреда здоровью в гражданском процессе) рекомендовано было пользование специальной таблицей процентов утраты трудоспособности принятой в медицине. Согласно этой таблицы человек, от момента рождения и до смерти, обладал 100% трудоспособностью. В зависимости от тяжести патологических изменений, вызванных травмой или заболеванием, она снижается, на величину, указанную в этом документе.

Таким образом, в связи с вступлением в действие Правил 1928 г., в уголовное право на бланкетном уровне был введен новый квалифицирующий признак преступления – «процент утраты трудоспособности», от размера которого существенно зависела квалификация и санкция статей УК. Этот ведомственный документ, хоть и назывался «Правила для составления заключения о тяжести повреждения», так же как и ранее, обязывал экспертов определять тяжесть «телесного повреждения» в соответствии с УК РСФСР. А это, как было показано, является квалификацией преступления, которую вправе осуществлять только следователь или суд с учетом заключения судебно-медицинского эксперта, которое не имеет никаких преимуществ и расценивается наряду с другими доказательствами.

Пятидесятые годы ХХ столетия характеризовались для России появлением симптомов демократизации социалистического общества; сменилось руководство страны, освобождались узники Гулага, сельским жителям начали выдавать паспорта, заметно снизилась «продуктивность» действия 58 ст. УК. Назрела необходимость юридического закрепления демократических преобразований.

В 1960 г вступил в действие новый Уголовный кодекс РСФСР, который вновь перешел на трехчленное деление статей, предусматривающих наказание за причинение телесных повреждений, которые подразделялись на «тяжкие, менее тяжкие и легкие или побои»23.

В новом УК квалифицирующим признаком тяжкого телесного повреждения окончательно закрепилось понятие и перечень «повреждений опасных для жизни» (а не те, которые реально вызывали опасное для жизни состояние). Был введен новый признак тяжкого телесного повреждения – прерывание беременности. Кроме того в диспозицию статей УК, из Правил 1928 г. был привнесен квалифицирующий признак «стойкая утрата трудоспособности» менее, и более 1/3.

Что касается менее тяжких телесных повреждений, то к ним относились деяния, повлекшие длительное расстройство здоровья или стойкую утрату трудоспособности менее чем на 1/3. Легкие телесные повреждения или побои подразделялась на две части. Часть первая предусматривала ответственность за причинение телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности и часть вторая − не повлекшие указанных последствий.

Законодатель не давал толкования декларируемым в названных статьях признакам. Разъяснения, а правильнее будет сказать дополнения к УК, давали вышедшие в 1961г «Правила определения степени тяжести телесных повреждений». Они предусматривали два критерия тяжести телесных повреждений; «опасность их для жизни» и «вред, причиняемый здоровью, заключающийся в последствиях повреждений»24.

Правила, как и прежде, на правах законодателя, самостоятельно давали толкование таких понятий как; значительная (от 15 до 35%) и незначительная (до 15%) утрата трудоспособности. Длительное (более 28 дней) и кратковременное (от 7 до 28 дней) расстройство здоровья, что нелегитимно, но существенно влияло на санкцию статей УК, предусматривающих наказание за данный вид преступлений.

При правоприменении этих ведомственных «инициатив» получалась абсурдная ситуация, когда при судебно-медицинской оценке последствий повреждения, повлекшего расстройство здоровья, например, на пять дней, в заключении эксперта указывалось, что «данное повреждение, повлекло за собой расстройство здоровья менее 7 дней и расценивается как не повлекшее расстройства здоровья».

В связи с принятием Конституции СССР 1977 г, с целью унификации юридической терминологии законодательных актов Союзных республик были разработаны и с 1 апреля 1979 г введены в практику Общесоюзные «Правила определения степени тяжести телесных повреждений»25. Нововведенные правила, как и предыдущие, по традиции, заложенной циркуляром Наркомюста 1922 г, самостоятельно изменили критерий менее тяжких телесных повреждений по признаку длительности расстройства здоровья. И вместо «более 28 дней» к менее тяжким стали относить случаи расстройства здоровья «более 21 дня», а к легким телесным повреждениям отнесли повреждения, которые повлекли расстройство здоровья до 6 дней вместо 7, чем, помимо законодателя, ужесточили санкцию названных статей УК. В таком состоянии нормативная база, определяющая порядок уголовно-правовой регламентации телесных повреждений просуществовала до 1996 года.

Начало 90-х годов ХХ столетия характеризовалось радикальными социально-политическими и демократическими преобразованиями государства Российского, подтверждением чего явилось принятие Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991г. Декларации прав и свобод человека и гражданина (1948 г.)26. Ратификация этого документа обозначила вхождение России в сообщество цивилизованных государств, руководствующихся в своей правоприменительной деятельности основными принципами и нормами международного права. Отвечая требованиям принятой Декларации, в основном законе − Конституции РФ в ст. 2 провозглашено, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Таким образом, в законодательном пространстве России появился новый объект правовой защиты – человек. Необходимо отметить, что юридического толкования понятию человек законодатель пока еще не дал, есть лишь доктринальное его толкование, что «Человеком закон признает всякое живое существо рожденное женщиной»27.

В связи с новой парадигмой иерархии юридических ценностей, с целью реализации поставленных задач, в вышедших вслед за Конституцией РФ законодательных актах: «Основы законодательства РФ об основах охраны здоровья граждан в РФ», УК РФ, УПК РФ и др. произошли существенные изменения. Особые изменения претерпел УК РФ, в котором Особенная часть, в отличие от предыдущих, начинается с перечня преступлений против жизни и здоровья человека. В новеллы этих, а так же и других статей, предусматривающих ответственность за иные преступления, но сопровождающиеся причинением смерти или вреда здоровью было введено новое юридическое понятие «вред здоровью».

Обсуждая проблему введения в законодательное пространство нового термина ученые, сферой научных интересов которых является медико-юридическая характеристика признаков преступлений против жизни и здоровья пришли к мнению, что «вред здоровью» введен законодателем «вместо» прежде существовавшего «телесное повреждение», считая их идентичными. Это мнение легло в основу формулировки, зафиксированной в Правилах, что «под вредом здоровью понимается нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды»28.

Вряд ли можно согласиться с данным определением, так как оно не отражает сущности термина и полностью дублирует столетиями существующее в судебной медицине определение, в отношении термина «повреждение», которое на страницах научной литературы и на практике просто механически стало заменяться термином «вред здоровью» на правах синонима.

Сложилась ситуация, когда два совершенно разных понятия «повреждение» и «вред здоровью» имеют одну и ту же дефиницию, что недопустимо в связи с нарушением принятого в международном праве, так называемого «золотого правила толкования – один термин – одно понятие»29.

Это привело к тому, что, считая «телесное повреждение» и «вред здоровью» синонимами, некоторые авторы рекомендуют использование рассматриваемого термина при формулировке вопросов постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы в следующей трактовке: – «Имеется ли на трупе вред здоровью и если имеется, то где он расположен? – Описание вреда здоровью необходимо производить сверху вниз. – Прижизненно ли причинен вред здоровью? и др.30.

Вышеуказанные изменения законодательства, повлекли существенные преобразования и нормативных ведомственных актов, регламентирующих профессиональную деятельность судебно-медицинских экспертов. В 1996 г. были приняты новые «Правила определения тяжести вреда здоровью»31.

В этих правилах впервые было дано не определение, а понятие, что «Под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических».

Однако, как следовало из очередного распоряжения, что; «в целях упорядочения ведомственных нормативных правовых актов, считать их утратившими силу. Судебно-медицинским экспертам рекомендовано было «руководствоваться «Правилами судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» 1978 г., используя при формировании ответов на поставленные перед ними вопросы терминологию, содержащуюся в УК РФ 1996 г.»32.

Только к 2007 г были разработаны и утверждены «Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», а в 2008 г. «Медицинские критерии» к ним. И, наконец, в 2010 г вступил в силу основополагающий документ, определяющий в целом порядок организации и производства всех видов судебно-медицинских экспертиз в РФ33.

Такой сложный процесс разработки и принятия документов, регламентирующих профессиональную деятельность судебно-медицинских экспертов, показывает, что и для судебной медицины вопрос, о том, что понимается под термином вред здоровью, тоже представляет определенные сложности.

Вновь принятые Правила принципиально отличаются тем, что предыдущие Правила представляли собою единый документ, в котором излагались не только квалифицирующие признаки тяжести преступлений против жизни и здоровья, но и исчерпывающие рекомендации по методике производства и судебно-медицинской оценке фактов, установленных экспертом. Настоящие же Правила состоят из собственно Правил представляющих собою перечень квалифицирующих признаков и декларативное перечисление лишь некоторых обязанностей эксперта по производству и оценке фактов, имеющих юридическое значение. Вторым документом, существенно дополняющим содержание Правил и не утвержденных компетентными органами, являются Медицинские критерии, в соответствии с которыми собственно и осуществляется судебно-медицинская оценка (квалификация) неблагоприятных последствий для здоровья потерпевшего.

Характерной особенностью настоящего документа является то, что он по традиции, заложенной Правилами 1922 года, не только обязывает эксперта установить факт наличия повреждения и причинную его связь с наступившими последствиями, но и предписывает квалифицировать деяние по статье УК, предусматривающей ответственность за причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью. В настоящих Правилах Медицинские критерии теперь уже от имени Минздравсоцразвития, самостоятельно определяя содержание и оценку медицинских последствий повреждений, существенно влияют на квалификацию и санкцию статей, предусматривающих ответственность за причиненный вред здоровью. Например, Критерии, по таблице процентов утраты трудоспособности, потерю носа с нарушением внешнего вида лица прировняли к потере бедра на уровне верхней трети, оценив эти повреждения в 70% . Установление эстетического признака прерогатива суда и поэтому признак «нарушение внешнего вида лица» следует из таблицы исключить. Кроме того, в таблице указан различный процент утраты трудоспособности в зависимости от травмы правой или левой руки. Законодатель, определяя тяжесть преступления, не учитывает, какая рука претерпела изменения.

По мнению О.Н. Филатовой, несмотря на принятие указанных нормативных актов, в правоприменительной практике у следователей, судебно-медицинских экспертов и судей возникают сложности с толкованием самого понятия «вред, причиненный здоровью человека». Как считает автор, это вызвано в первую очередь тем, что указанные нововведения не нашли еще четкого понимания не только на практике, но и в научных исследованиях»34.

Возникшее обстоятельство труднопонимания значения термина «вред здоровью» можно объяснить тем, что на период разработки Правил, отсутствовало легитимное толкование термина «здоровье», без которого невозможно определить и его антоним. До настоящего времени, при разработке указанной проблемы, авторы руководствовались определением, данным еще в Толковом словаре русского языка В.И. Даля, что «Под здоровьем понимают нормальную жизнедеятельность правильно функционирующего человеческого организма».

Вышедшие за последнее время законодательные акты дают возможность дать толкование термину вред здоровью, исходя из современного его определения. В законе «Об охране здоровья граждан в РФ» указано, что «Здоровье – это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма»35.

Таким образом, в медицинском толковании под вредом здоровью понимается какое-либо нежелательное патологическое изменение организма для компонентов его составляющих. Однако, в медицинском тезаурусе, вместо термина «вред здоровью», любое патологическое изменение организма, в виду их большого количества и разнообразия (в Международной классификации болезней и травм (МКБ-10) их более 5 тысяч), обозначается такими оценочными терминами как: «неблагоприятное последствие или неблагоприятный исход»36.

Таким образом, для судебной медицины определение обсуждаемого термина, как качественного ухудшения состояния здоровья (De facto), может быть представлено в следующей транскрипции, что «вред здоровью» − это неблагоприятное последствие для здоровья, наступившее в результате повреждения, заболевания или экстремального состояния переживаемого человеком».

Под экстремальным состоянием, следует понимать случаи психического насилия, когда потерпевший, против его воли, испытывает состояние стресса, которым сопровождаются такие преступления как: угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, насильственные действия сексуального характера, пытки, глумление, и другие, при которых нарушается состояние психического благополучия37.

В уголовном праве понятие вред, равнозначно понятию общественно опасное последствие38. В юридическом аспекте термин «вред здоровью» рассматривается как последствие деяния, запрещенного законом, поэтому, в отличие от преступлений, именуемых как «Телесное повреждение», название преступления против здоровья начинается с термина «причинение, а затем указывается последствие – вреда здоровью. (Ст. 111, 112, 115 УК РФ). При юридической характеристике данного понятия, необходимо исходить из того, что преступления связанные с причинением вреда здоровью сконструированы по материальному признаку. Для них, в соответствии теорией уголовного права, необходимо обязательное наличие трех компонентов: 1- противоправного деяния, 2 - наступления общественно опасного последствия (юридически значимого неблагоприятного последствия для здоровья) и 3- наличие причинной связи между деянием и наступившим последствием39.

В силу изложенного и, с учетом мнений других ученых, занимающихся данной проблемой, для уголовного права, можно дать определение (De jure), в следующей форме, что «Причинение вреда здоровью - это противоправное деяние, повлекшее за собой наступление неблагоприятного последствия для здоровья другого человека».

При подобном размежевании компетенций, в задачу судебных медиков будет входить установление факта какого-либо воздействия на организм человека, характера наступившего, юридически значимого последствия, для здоровья указанного в ст. 111,112, и 115 УК РФ, и наличия между ними причинной связи. Решение же вопроса о противоправности, правомерности, степени общественной опасности (степени тяжести вреда) и осуществление квалификации деяния входит в задачу правосудия.

Однако, в настоящее время в постановлениях о назначении экспертизы потерпевших перед экспертом, как и при действии УК РСФСР, ставится вопрос: «Какова степень тяжести вреда, причиненного здоровью...?" При этом не учитывается, что в УК РФ была введена ст. 15 «Категории преступлений», которая классифицировала преступления, по степени их тяжести как «особо тяжкие» «тяжкие», «средней тяжести» и «небольшой тяжести». Таким образом, в соответствии с указанной статьей УК РФ, установление степени тяжести вреда здоровью, как меры общественной опасности преступления находится в пределах юридической компетенции. В фундаментальной работе под редакцией Е.Р. Россинской отмечается, что «одной из частых ошибок процессуального характера при назначении экспертизы является постановка перед экспертом, и решение им вопросов, связанных с квалификацией деяния по оценке тяжести вреда, причиненного здоровью, что лежит вне пределов его компетенции, когда эксперт подменяет следователя или суд»40.

Включение ст. 15 в УК РФ было учтено при разработке УПК РФ, который в ч. 2 ст. 196 определил, что «экспертиза обязательно назначается, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью»41. Проведение ее осуществляется в соответствии с требованиями закона об экспертной деятельности, в преамбуле которого указано, что «производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации»42.

Таким образом, законодатель ч. 2 ст. 196 УПК РФ однозначно определил задачу назначения судебно-медицинской экспертизы – установление характера и степени вреда, причиненного здоровью, а не степени его тяжести.

В истории Российского судопроизводства вопрос о том, что понимается под «степенью вреда здоровью» возник впервые и в научной литературе не рассматривался, за исключением изложения единичных, индивидуальных и весьма неоднозначных мнений43. Прежде чем дать определение нововведенному термину, необходимо определиться со значением слов его составляющих. В толковом словаре великорусского языка В.И. Даля, под понятием степень понимается «…собрание во всем, где полагается лестничный порядок, восходящий или нисходящий». В новом словаре Т.Ф. Ефремовой дано определение, что «степень это – сравнительная величина, характеризующая размер, интенсивность, качество, меру»44.

Учитывая вышеизложенное, в медико-юридическом смысле можно считать, что степень вреда здоровью – это мера неблагоприятного последствия для здоровья потерпевшего, установленная нормами уголовного законодательства45. В статьях 111, 112 и 115 УК РФ, предусматривающих ответственность за преступления против жизни и здоровья, законодатель, в зависимости от меры фактического патологического изменения организма потерпевшего, обозначает различные степени вреда здоровью. Рассматривая этот перечень в нисходящем порядке, классификацию степени вреда здоровью и краткую их судебно-медицинскую характеристику можно представить в следующем виде:

  1. Опасный для жизни вред здоровью – повреждение, заболевание или экстремальное состояние, повлекшее такое неблагоприятное последствие для здоровья, которое без оказания медицинской помощи приводит к смерти.
  2. Значительный вред здоровью, – перечень неблагоприятных последствия для здоровья, указанный в ст. 111 и 112 УК РФ, а именно:
    • потеря органа или полная утрата органом его функций;
    • полная утрата профессиональной трудоспособности;
    • стойкая утрата общей трудоспособности более 10 % и 1\3;
    • длительное расстройство здоровья более 21 дня;
    • неизгладимое повреждение лица;
    • прерывание беременности;
    • психическое расстройство;
    • заболевания наркоманией либо токсикоманией.
  3. Незначительный вред здоровью – ст. 115УК РФ: – стойкая утрата общей трудоспособности до 10 %; – расстройство здоровья менее 21 дня.
  4. Малозначительный вред здоровью. – см. далее.

Вполне уместна необходимость введения в нормы права и судебной медицины такой степени вреда здоровью, как малозначительный, определяемый ст. 14 УК РФ, где указано, что «деяния, повлекшие причинение малозначительного вреда не представляют общественной опасности и не считаются преступлениями». К таким повреждениям, причиняющим малозначительный вред здоровью п. 9 Медицинских критериев46, относит повреждения в виде ссадин, кровоподтеков, … и другие поверхностные повреждения, не влекущие расстройства здоровья и не расценивающиеся как причинение вреда здоровью.

Однако фактический вред здоровью (De facto) при этом все-таки причиняется, но в виду малозначительности он не является преступным по признаку причинения вреда здоровью. Вместе с тем наличие указанных повреждений является единственным объективным доказательством таких, весьма не простых для доказывания составов преступлений как побои и истязания, разбой, попытка изнасилования или убийства, при решении вопросов, связанных с определением пределов превышения необходимой обороны и при иных насильственных преступлениях против человека.

С учетом изложенного, один из существенных вопросов постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы при наличии, например повреждения на лице потерпевшей, должен излагаться в соответствии с требованиями ст. 196 УПК РФ, в следующей форме: «Какова степень вреда, причиненного здоровью гр-ки К ?», а не «Какова степень тяжести вреда…».

Отвечая на поставленный и иные, необходимые для данного случая вопросы постановления, эксперт укажет, что, «Имеющееся у гр-ки К повреждение: в виде ушибленной раны левой щеки, с образованием келоидного рубца, повлекло за собой причинение незначительного вреда здоровью в виде кратковременного его расстройства (до 21 дня), и является неизгладимым». Данное заключение эксперта подлежит оценке следователем или судом наряду с другими доказательствами по делу. В соответствии с требованием норм УК РФ оно может быть квалифицировано по ст. 115 УК РФ, как «причинение легкого вреда здоровью» (потерпевшая 92 лет), либо, в случае признания судом наличия обезображенья лица, по ст. 111 УК РФ, как «причинение тяжкого вреда здоровью» (потерпевшая 22 лет – фотомодель, незамужем!).

Таким образом, предлагаемая медико-юридическая классификация степени вреда здоровью, позволит избежать процессуальных ошибок при назначении и производстве судебно-медицинской экспертизы потерпевших, а так же правильно, в соответствии с буквой и духом закона, квалифицировать преступления как непосредственно против здоровья, так и сопровождающихся причинением вреда здоровью человека, которого Конституция РФ провозгласила высшей ценностью.

Проведенное исследование истории происхождения и лексического значения термина «вред здоровью», позволило предложить его современное определение, как для судебной медицины, так и для юриспруденции. В силу сложившихся обстоятельств, с 1922 года, и по настоящее время, ведомственные акты, наделяют судебно-медицинских экспертов правом осуществлять квалификацию случаев «причинения вреда здоровью», что противоречит современным нормам уголовного законодательства, и лишает заключение эксперта юридической силы. Для устранения данной правовой коллизии необходимо разработать новые Правила и озаглавить их в соответствии требованиями ч. 2 ст. 196 УПК РФ, как «Правила судебно-медицинского установления характера и степени вреда, причиненного здоровью».

Настоящий период формирования правого Российского государства характеризуется выходом в свет большого количества законодательных актов, которые не всегда согласуются друг с другом, что является порою труднопреодолимым препятствием на пути совершенствования правоприменительной деятельности по защите законных прав и свобод человека, гарантированных Конституцией.

Судебно-медицинская деятельность сталкивается с аналогичными трудностями, примером тому является предложенный к утверждению «Новый порядок» определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»47. Однако, как было показано, этот документ представляет собою всего лишь объединенный документ ранее существовавших отдельно Правил и Медицинских критериев, не внеся в него никаких существенных изменений. Считаю, что предлагаемый для утверждения «Порядок» не отвечает требованиям современного Российского законодательства в отношении определения степени вреда, причиненного здоровью, что существенно влияет на качество правоприменительной деятельности по защите законных прав человека и гражданина, которого Конституция РФ признает высшей ценностью.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, предлагаю для обсуждения вариант (проект) – «Правила определения характера и степени вреда, причиненного здоровью».

ПРАВИЛА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХАРАКТЕРА И СТЕПЕНИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЗДОРОВЬЮ

I. Общие положения

Настоящие Правила применяются при организации и проведении судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы.

1.1. Судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы проводятся в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, в медицинских организациях экспертами в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной судебно-экспертной деятельности, Закона об оказании психиатрической помощи и нормативными актами утвержденными Минздравом РФ. (Правила СМЭ и Правила СПЭ).

1.2. В соответствии с требованиями ч.2 ст. 196 УПК РФ назначение судебной экспертизы в отношении различных участников судопроизводства обязательно, если необходимо установить:

- Характер и степень вреда, причиненного здоровью;

Толкование терминов, употребляемых в настоящих правилах

Здоровье – это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма.

Вред (юр.) – неблагоприятное изменение объекта, охраняемого законом.

Вред здоровью – это неблагоприятное последствие для здоровья, наступившее в результате повреждения, заболевания, патологического или экстремального состояния переживаемого потерпевшим (далее – в результате повреждения).

либо в результате неоказания помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом. (Это вопрос правового характера!!! — сначала нужно доказать факт…)

Социальное благополучие – наличие физического и психического здоровья, обеспечивающее возможность человека самостоятельно и автономно реализовать свои конституционные права. Трудоспособность является основополагающим критерием социального благополучия человека.

Повреждение (включая травму, заболевание, патологическое и (или) экстремальное состояние – далее - повреждение) – это нарушение анатомической целости или физиологической функции организма в результате воздействия одного или нескольких внешних повреждающих факторов (физических, химических, биологических и психических).

Характера повреждения – совокупность существенных признаков повреждения (локализация, форма, размер, направление длинника, индивидуальные особенности, наличие наложений и включений, состояние окружающих тканей и др.), судебно-медицинская оценка которых позволяет установить вид повреждения и механизм его образования.

Неблагоприятное последствие для здоровья – это необратимое или временное патологическое изменение организма (в соответствии с МКБ-10).

Временная нетрудоспособность – время необходимое для восстановления трудоспособности. Синоним юридического термина -- расстроство здоровья.

Общая трудоспособность - наличие врожденных и приобретенных способностей человека к самообслуживанию и неквалифицированному труду.

Профессиональная трудоспособность - возможностью выполнения определенного объема и качества работы по конкретной профессии (специальности), по которой осуществляется основная трудовая деятельность.

Степень вреда здоровью – это мера неблагоприятного патологического изменения организма, предусмотренная нормами уголовного законодательства – Опасный для жизни, значительный, незначительный и малозначительный вред здоровью.

II. Экспертиза установления характера и степени вреда, причиненного здоровью.

2.1. Судебная экспертиза степени вреда, причиненного здоровью осуществляется врачом - судебно-медицинским экспертом медицинской организации либо индивидуальным предпринимателем (далее - эксперт), обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково"), привлеченным для проведения экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2.2. Объектами судебно-медицинской экспертизы являются живые лица, а также материалы дел и медицинские документы, предоставленные в распоряжение эксперта в установленном законом порядке.
В ходе проведения судебно-медицинской экспертизы эксперт обязан использовать медицинские документы в объеме, позволяющем дать научно обоснованные ответы на поставленные вопросы.

2.3. Расстройство здоровья состоит во временном нарушении функций организма и непосредственно связано с повреждением (временная нетрудоспособность).
Продолжительность вызванного повреждением нарушения функций организма устанавливается в днях, исходя из объективных медицинских данных о нарушении этих функций. Факт нарушения функции устанавливается путем непосредственного медицинского обследования пострадавшего и (или) путем оценки объективных медицинских данных о нарушенной функции, зафиксированных в медицинских документах.

2.4. В случаях, если продолжительность временной нетрудоспособности вызванной повреждением согласно листку нетрудоспособности, не совпадает с реальной, зафиксированной в медицинских документах клинической картиной течения патологического процесса, эксперт вправе инициировать назначение экспертизы качества медицинской помощи (Статья 64 закона об охране здоровья).

2.5. У лиц пожилого и старческого возраста степень вреда здоровью, обусловленная причиненным повреждением определяется по фактическим данным, зафиксированным в медицинских документах.

2.6. Между повреждением, и утраченной функцией (или степенью ее утраты) должна быть причинная связь. Степень вреда, причиненного здоровью, по признаку утраты общей трудоспособности устанавливается после определившегося исхода.

2.7. При определении степени вреда, причиненного здоровью, выразившегося в прерывании беременности, судебно-медицинская экспертиза проводится комиссией экспертов с участием врача - акушера-гинеколога.

2.8. В остальных случаях необходимость и порядок привлечения врачей-специалистов с целью определения степени вреда, причиненного здоровью, определяются судом (судьей), следователем, лицом, производящим дознание самостоятельно, либо по согласованию с руководителем экспертного учреждения.

III. Экспертиза установления психического состояния.

3.1. Все виды судебных экспертиз, связанные с определением психического состояния проводятся экспертами судебно-психиатрических учреждений в соответствии с законодательством РФ и ведомственными нормативными актами (Правила производства СПЭ).

3.2. При определении степени вреда, причиненного здоровью, выразившегося в возникновении психического расстройства или заболевания наркоманией либо токсикоманией экспертиза проводится комиссией экспертов судебно-психиатрического учреждения, а в необходимых случаях с участием врача-нарколога, либо врача-токсиколога.

3.3. Психическое расстройство как последствие причиненного повреждения или переживаемого против воли потерпевшего экстремального состояния (психотравма) должно находиться с ним в причинной связи. Психическое расстройство должно носить стойкий необратимый характер.

(СПЭ – Это самостоятельный вид экспертизы)

IV. Медицинские признаки степени вреда, причинённого здоровью

4.1. Медицинские признаки используются для оценки повреждений и их последствий, обнаруженных при судебно-медицинском или судебно-психиатрическом обследовании живого лица, а также при проведении судебных экспертиз по материалам дела и медицинским документам.

4.2. Медицинские признаки повреждения и его последствий являются основанием для определения степени вреда, причиненного здоровью при проведении медицинских экспертиз в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве на основании постановления (определения) суда, судьи, следователя или лица, производящего дознание.

4.3. В уголовном судопроизводстве степень вреда, причиненного здоровью, подразделяется на; опасный для жизни, значительный, незначительный и малозначительный вред здоровью.

5. Опасный для жизни вред здоровью

5.1 - неблагоприятное последствие для здоровья, вызванное повреждением (опасное для жизни повреждение) или его осложнением (угрожающее жизни состояние), которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и без оказания медицинской помощи приводит к наступлению смерти.

Повреждения, причиняющие опасный для жизни вред здоровью;

5.1.1. -рана, проникающая в полость черепа, в том числе без повреждения головного мозга;

5.1.2 -перелом свода и (или) основания черепа, за исключением изолированной трещины наружной костной пластинки свода черепа и переломов костей лицевого черепа;

5.1.3 - внутричерепная травма: размозжение вещества головного мозга; ушиб головного мозга тяжелой степени; внутричерепное кровоизлияние при наличии угрожающего жизни состояния;

5.1.4 - рана, проникающая в просвет глотки или гортани, или шейного отдела трахеи, или шейного отдела пищевода; ранение щитовидной железы;

5.1.5 - перелом подъязычной кости, перелом хрящей гортани: щитовидного или перстневидного, или черпаловидного, или надгортанного, или рожковидного, или трахеальных хрящей при наличии угрожающего жизни состояния;

5.1.6 - перелом I или II шейного позвонка или перелом тела и (или) дуги шейного позвонка, или множественные переломы шейных позвонков (двух и более);

5.1.7 - вывих шейного позвонка; травматический разрыв межпозвонкового диска на уровне шейного отдела позвоночника со сдавлением спинного мозга;

5.1.8 - закрытые повреждения шейного отдела спинного мозга;

5.1.9 - рана, проникающая в полость плевры или в полость перикарда, или в клетчатку средостения;

5.1.10 - закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) органов грудной полости: сердца или легкого, или бронхов, или грудного отдела трахеи; травматический гемоперикард или травматический пневмоторакс; диафрагмы или лимфатического грудного протока, или вилочковой железы;

5.1.11 - множественные двусторонние (не менее двух с обеих сторон) переломы ребер с нарушением анатомической целости каркаса грудной клетки или множественные (не менее двух) односторонние переломы ребер по двум и более анатомическим линиям с образованием подвижного участка грудной стенки по типу "реберного клапана";

5.1.12 - перелом тела или дуги грудного позвонка с нарушением функции спинного мозга, либо нескольких грудных позвонков;

5.1.13 - вывих грудного позвонка; травматический разрыв межпозвонкового диска в грудном отделе со сдавлением спинного мозга;

5.1.14 - ушиб грудного отдела спинного мозга с нарушением его функции;

5.1.15 - рана, проникающая в полость брюшины, в том числе без повреждения внутренних органов;

5.1.16 - закрытое повреждение (размозжение, отрыв, разрыв) органов полости брюшины или забрюшинного пространства - селезенки или печени, или желчного пузыря, или поджелудочной железы, или желудка, или тонкой кишки, или ободочной кишки, или прямой кишки, или сальника, или брыжейки толстой или тонкой кишки; или почки, или надпочечника, или мочеточника;

5.1.17 - рана, проникающая в забрюшинное пространство, с повреждением органов забрюшинного пространства: почки или надпочечника, или мочеточника, или поджелудочной железы, или двенадцатиперстной кишки, или восходящей или нисходящей ободочной кишки;

5.1.18 - перелом тела или дуги поясничного или крестцового позвонков с синдромом "конского хвоста";

5.1.19 - вывих поясничного позвонка; или травматический разрыв межпозвонкового диска в поясничном или пояснично-крестцовом отделе с синдромом "конского хвоста";

5.1.20 - ушиб поясничного отдела спинного мозга с синдромом "конского хвоста";

5.1.21 - повреждение (рана, размозжение, отрыв, разрыв) тазовых органов: мочевого пузыря или перепончатой части мочеиспускательного канала, или яичника, или маточной (фаллопиевой) трубы, или матки, или других тазовых органов (предстательной железы, семенных пузырьков, семявыносящего протока);

5.1.22 - рана стенки влагалища или прямой кишки, или промежности, проникающая в полость и (или) клетчатку малого таза;

5.1.23 - переломы костей тазового кольца с нарушением его непрерывности;

5.1.24 - рана, проникающая в позвоночный канал, в том числе без повреждения спинного мозга;

5.1.25 - полный или неполный перерыв спинного мозга или размозжение спинного мозга;

5.1.26 - повреждение (разрыв, отрыв, рассечение) крупных кровеносных сосудов: аорты или сонной артерии (общей, наружной, внутренней), или подключичной, или подмышечной, или плечевой, или подвздошной (общей, наружной, внутренней), или бедренной, или подколенной артерий или сопровождающих их магистральных вен;

5.1.27 - тупая травма рефлексогенных зон: области гортани, или области каротидных синусов, или области солнечного сплетения, или области наружных половых органов при наличии клинических и морфологических данных угрожающего жизни состояния;

5.1.28 - термические или химические, или электрические, или лучевые ожоги III - IV степени, превышающие 10% поверхности тела; ожоги III степени, превышающие 15% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 20% поверхности тела; ожоги меньшей площади, сопровождавшиеся развитием ожоговой болезни; ожоги дыхательных путей с явлениями отека и сужением голосовой щели;

5.1.29 - отморожения III - IV степени с площадью поражения, превышающей 10% поверхности тела; отморожения III степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; отморожения II степени с площадью поражения, превышающей 20% поверхности тела;

5.1.30 - лучевые поражения, проявляющиеся острой лучевой болезнью тяжелой и крайне тяжелой степени.

5.2 - Опасный для жизни вред здоровью, выразившийся в развитии угрожающего жизни состояния:

5.2.1 - шок тяжелой (III - IV) степени, включая гиповолемический- (вместо острой массивной кровопотери)

5.2.2 - кома различной этиологии II степени и тяжелее;

5.2.3 - острая сердечная или сосудистая недостаточность тяжелой степени, или нарушение мозгового кровообращения тяжелой степени;

5.2.4 - острая почечная или острая печеночная, или острая надпочечниковая недостаточность тяжелой степени, или острый панкреонекроз;

5.2.5 - острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;

5.2.6 - гнойно-септическое состояние, вызванное сепсисом или перитонитом, или гнойным плевритом, находящееся в причинной связи с полученными травмой, заболеванием, патологическим состоянием;

5.2.7 - расстройство регионального или органного кровообращения, приведшее к инфаркту внутреннего органа или гангрене конечности; эмболия (газовая, или жировая, или тканевая, или тромбоэмболия) сосудов легких тяжелой степени или головного мозга;

5.2.8 – Повреждения причиненные действием химических и радиоактивных веществ или биологическими агентами, вызвавшее угрожающее жизни состояние.

5.2.9 - угрожающее жизни состояние, вызванное различными видами механической асфиксии, или последствиями общего воздействия высокой или низкой температуры (тепловой удар, солнечный удар, общее перегревание, переохлаждение организма), или последствиями воздействия высокого или низкого атмосферного давления (баротравма, кессонная болезнь), или последствиями воздействия технического или атмосферного электричества (электротравма) или последствиями других форм воздействия на психофизиологические функции организма, вызывающие экстремальные состояния переживаемые потерпевшим (обезвоживание или истощение, или психическое перенапряжение организма, или лишение сна, или лишение двигательной активности).

6. Значительный вред здоровью

- неблагоприятные последствия для здоровья, к которым относятся;

6.1. Потеря зрения - полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже.
Потеря зрения на один глаз или посттравматическое удаление глазного яблока, обладавшего зрением до травмы, оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.
Определение степени вреда, причиненного здоровью, в результате потери слепого глаза проводится по признаку длительности расстройства здоровья.

6.2. Потеря речи - необратимая потеря способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

6.3. Потеря слуха - полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины.
Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности.

6.4. Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций:

6.4.1 потеря руки или ноги, т.е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их функции); потеря кисти или стопы приравнивается к потере руки или ноги;

6.4.2. потеря производительной способности, выражающаяся у мужчин в способности к совокуплению или оплодотворению, у женщин - в способности к совокуплению или физиологическому зачатию, или вынашиванию, или деторождению.

6.5. Прерывание беременности – вызванное причиненным повреждением прекращение беременности, независимо от ее срока, в виде выкидыша или внутриутробной гибели плода, или преждевременных родов или вызванная причиненным повреждением необходимость медицинского прерывания беременности.
Вред здоровью, выразившийся в Прерывании беременности должен находиться в причинной связи с причиненным повреждением, и не должен быть обусловлен индивидуальными особенностями организма женщины и (или) плода (заболеваниями, патологическими состояниями), которые имелись до причинения повреждения.

6.7. Неизгладимое повреждение лица.
Судебно-медицинская экспертиза степени вреда, причиненного здоровью, при повреждении лица определяется по оценке его медицинских признаков в соответствии с настоящими Правилами и неизгладимости его последствий.

Неизгладимость – это неблагоприятное последствие повреждения, нарушающее внешний образ лица, которое не может быть устранено консервативно и требует хирургических методов лечения.

6.8. Полная утрата профессиональной трудоспособности.
Определение степени вреда, причиненного здоровью, по признаку полной утраты профессиональной трудоспособности определяется комиссионно, совместно со специалистом в области медико-социальной экспертизы и (или) врачом (врачами) соответствующей медицинской специальности в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утверждаемых Правительством Российской Федерации.

6.9. Стойкая утрата общей трудоспособности более 30%. (более 1/3)

6.10.Стойкая утрата общей трудоспособности от 10 до 30% включительно.

6.11. Временная утрата общей трудоспособности более 28 дней (длительное расстройство здоровья).
(В уголовном праве одной из мер наказания является денежный штраф в виде месячного заработка, потеря трудоспособности на указанный срок лишает человека месячной заработной платы, поэтому более адекватным для юриспруденции периодом временной нетрудоспособности следовало бы считать 28 дней, а не 21).

7. Незначительный вред здоровью

- неблагоприятные последствия для здоровья, к которым относятся;

7.1 - стойкая утрата общей трудоспособности до 10%.

7.2 - временная утрата общей трудоспособности до 28 дней включительно (кратковременное расстройство здоровья).

Малозначительный вред здоровью

Поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения.

III. Заключительные положения

3.1. Для определения степени вреда, причиненного здоровью, изначально должна быть установлена причинная связь между повреждением и наступившим неблагоприятным последствием для здоровья.

3.2. Степень вреда, причиненного здоровью, определяется в зависимости от наступившего неблагоприятного последствия для здоровья в соответствии с приведенными медицинскими признаками.

3.3. Степень вреда, причиненного здоровью, определяется по тому неблагоприятному последствию, которое соответствует большей его степени.

3.4. Если множественные повреждения возникли одноэпизодно (в «короткий промежуток времени») и взаимно отягощают друг друга, определение степени вреда, причиненного здоровью, проводится по их совокупности. В этом случае должны быть выявлены и перечислены нарушения конкретных функций организма, которые возникли от совокупного влияния нескольких повреждений.

3.5. При наличии повреждений разной давности возникновения определение степени вреда, причиненного здоровью каждым из них, проводится отдельно.

3.6. Предотвращение смертельного исхода, (уменьшение меры патологического изменения организма), обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при определении степени вреда, причиненного здоровью.

3.7. У детей стойкую утрату общей трудоспособности определяют так же, как у взрослых, в соответствии с настоящими Правилами.

3.8. При необходимости амбулаторного или стационарного медицинского обследования живого лица проводится комиссионная (комплексная) судебно-медицинская экспертиза с участием врачей-специалистов тех медицинских организаций, в которых имеются условия для проведения обследования живого лица, По постановлению лица, производящего судопроизводство Руководители медицинских организаций обязаны организовать условия и участие привлеченных врачей-специалистов в проведении судебно-медицинской экспертизы.

3.9. При проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении живого лица, имеющего какое-либо предшествующее заболевание, либо повреждение части тела с полностью или частично ранее утраченной функцией, учитывается только вред, причиненный повреждением и причинно с ней связанный.

Ухудшение состояния здоровья человека, вызванное поздним обращением за медицинской помощью или возрастными особенностями организма, или сопутствующими заболеваниями, или вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, не связанных с причиненной травмой, не рассматривается как причинение вреда здоровью.- Эксперт не правоприменитель и не в праве решать вопросы юридического характера.

Ухудшение состояния здоровья человека, обусловленное дефектом оказания медицинской помощи (находящееся с ним в причинной связи), рассматривается как причинение вреда здоровью, и его степень тяжести определяется в соответствии с настоящим Порядком. Кто устанавливает факт ухудшения, его еще нужно доказать?

3.10. Степень вреда, причиненного здоровью, не определяется, если:

- в процессе медицинского обследования живого лица, изучения материалов дела и медицинских документов характер вреда здоровью определить не представляется возможным;

- живое лицо, в отношении которого назначена экспертиза, не явилось или отказывается от медицинского обследования;

- медицинские документы отсутствуют либо в них не содержится достаточных сведений, в том числе результатов инструментальных и лабораторных методов исследования, без которых не представляется возможным дать научно-обоснованное заключение о характере и степени вреда, причиненного здоровью.
В отношении оценки вреда, причиненного здоровью при наличии несмертельных повреждений на трупе – NO COMENT.– это проблема раздела «Правила СМЭ трупа».


Литература

1. Галюкова М.И. Уголовно-правовые признаки причинения вреда здоровью/М.И. Галюкова; Омская академия МВД России. – Челябинск: ООО «Энциклопедия», 2007.;.Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. М., 2005.С. 84.; Прутовых В.В. История применения медицинских знаний в уголовном судопроизводстве. Толкование термина «вред здоровью». Вестник ДВЮИ МВД РФ № 1. Хабаровск, 2013. С 105-115.; Шарапов Р.Д. Преступное насилие. М., 2009.; Филатова О. Н. Уголовно-правовое и криминологическое противодействие преступлениям, причиняющим вред здоровью человека. Автор. дисс…канд. юр. наук. Тамбов, 2010.

2. Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Учебное пособие. Свердловск, 1972. С. 157

3. Кулыгин В.В. Этнокультура уголовного права; монография. М., 2002. С. 25.

4. Кодан С.В. Формирование и развитие системы законодательства в России: основные этапы (IX - начало XX века) //Российский юридический журнал. 2012. N 1. С. 171-178.

5. Переплеснина Е.М. Многовековое влияние зарубежного и международного права на развитие правосудия в России // История государства и права. 2011. N 13. С. 2 - 5.

6. Галюкова М.И. Развитие отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью. «Социальное и пенсионное право», 2006, № 2.

7. Авдеев М.И. Курс судебной медицины. М., Юриздат. 1959. С. 13.

8. Язык закона. / Под ред. А.С. Пиголкина. М «Юрид. лит». 1990. С. 89.

9. Филатова О.Н. Категория «вред здоровью»: вопросы теории и практики // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Выпуск 2 (58), Тамбов, 2008. С.472-479.

10. Ипполитов С.Н. Сборник законоположений с судебно-медицинским исследованием. Справочная книга для судебных врачей. СПб., 1910.

11. Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. М., 2005. С.92.

12. Цит. по: Уголовно-правовое воздействие: Монография / Г.А. Есаков, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог и др.; под ред. А.И. Рарога. М.: Проспект, 2012. С.288.

13. Совет Народных Комиссаров РСФСР. Декрет. О суде. От 24 ноября 1917 года.

14. Пиголкин А.С. Теория государства и права: Учебник для юрид. вузов. М.: ОАО "Издательский дом "Городец", 2003. С. 25.

15. Постановление ВЦИК от 01.06.1922 г. "О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р."

16. «Правила для составления заключений о тяжести повреждений». Утв. Наркомюстом и Наркомздравом РСФСР, циркуляр НКЮ от 16 ноября 1922 г. N 146.

17. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890—1907. Телесные повреждения

18. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие. М., 1999. С. 18.

19. Авдеев М.И. Судебно-медицинская экспертиза живых лиц. М., 1968. С 175-218.

20. "О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р. в редакции 1926 года". Постановление ВЦИК от 22.11.1926 г.

21. «Правила для составления заключения о тяжести повреждения» Утв. Наркомздравом и Наркомюстом РСФСР 27 .01.1928 г. В сб. Организац. метод. матер. по судебно-медицинской экспертизе. М., Медгиз. 1960.С. 219.

22. Авдеев М.И. Определение степени тяжести телесных повреждений // Социалистическая законность. 1954. № 7; Райский М.И. Материалы к дискуссии о степени тяжести телесных повреждений. В сб. Труды судебно-медицинских экспертов Украины. Госмедиздат УССР. Киев. 1958. С.163-169.

23. Уголовный кодекс РСФСР". Утв. ВС РСФСР 27.10.1960 г.

24. Правила определения степени тяжести телесных повреждений. Утв. Минздравом РСФСР 4 апреля 1961 г.

25. Общесоюзные «Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» Утв. Минздравом СССР. Приказ № 1208 от 11.12.1978 г. // Бюллетень Министерства юстиции СССР. 1979. N 1 - 2.

26. Ведомости РСФСР. 1991. №52. Ст. 1865.с. 8.

27. Мокрицкий С. Натансон В. Преступления против личности. Юр.изд. НКЮ УССР 1928. Цит. по книге: Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. Учебно-практическое пособие. М., «Зерцало-М», 2006. С.24

28. Вермель И.Г. Грицаенко П.П. О причинении вреда здоровью в свете положений нового уголовного кодекса РФ. // Суд. мед. эксперт. − 1997. - №2. – с. 42-43.; Поликарпова, И. В. Уголовная политика России в отношении посягательств на здоровье и ее влияние на квалификацию преступлений. А/Р дисс. канд. юр. наук. Саратов,2008. -30 с; Шарапов Р.Д .. Преступное насилие. – М.: 2009.

29. Савицкий В.М. Язык процессуального закона. (Вопросы терминологии). М.: «Наука», 1987. – С.191.;Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Учебное пособие. Свердловск, 1972. – с. 93.

30. Судебная медицина: Общая и Особенная части: Учебник /С.Ф Щадрин, С.И. Гирько, С.В. Николаев, Е.В. Верхолина и др. – Изд.2-е, исп. и доп. – М., 2006. – 640 с.

31. Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приказ от 10 декабря 1996 г. № 407. О введении в практику правил производства судебно - медицинских экспертиз.

32. Шарапов Р., Коновалов А. Понятие вреда здоровью в условиях правовой дезориентации судебно-медицинской экспертизы живых лиц // Уголовное право. 2007. № 1.

33. Постановление Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522. "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека"; Приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н "Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека"; Приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 г. N 346н "Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации"

34. Филатова О.Н. Уголовно-правовое и криминологическое противодействие преступлениям, причиняющим вред здоровью человека. А/Р дисс. канд. юр. наук. Тамбов, 2010. С. 3.

35. Федеральный закон от 21.11.11г. № 323-ФЗ (ред. от 22.10.2014) «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru.

36. Сергеев Ю.Д., Козлов С.В. Судебно-медицинская экспертиза неблагоприятных последствий лечения // Медицинское право. 2011. № 1. С. 27-30.; Деонтология в медицине. /Под ред. Б.В. Петровского. М.: Медицина. Т. 1. 1988. с.294; Зильбер А.П. Этюды медицинского права и этики. М., 2008. с.141.

37. Сердюк Л.В. Правовая оценка последствий при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. // Уголовное право, 2008, № 1.; Яковлева Е.Ю. Оценка степени тяжести вреда здоровью при психогенных психических расстройствах потерпевших – жертв сексуальных правонарушений. //Судебно-медицинская экспертиза. №4, 2009.

38. Кострова М.Б. О «языковом» толковании уголовного закона. // Правоведение. – 2002. №3.С. 136-149.

39. "Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (постатейный) //Под ред. проф. А.В. Бриллиантова. – М.: "Проспект", 2010.

40. Судебная экспертиза: типичные ошибки /Е.И. Галяшина, В.В. Голикова, Е.Н. Дмитриев и др.; под ред. Е.Р. Россинской. М.: Проспект, 2012. 554 с.

41. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. от 18.12.2001 N 174-ФЗ. Российская газета, № 249, 22.12.2001, (ред. от 28.12.2013).

42. Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Российская газета. № 106, 05.06.2001.

43. Семячков А.К. Правила и медицинские критерии определения тяжести вреда, причинённого здоровью человека, против закона и медицины. [Электронный ресурс] ) http://www.nntobsme.ru/. (Дата обращения 12.09. 14).

44. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4; М., ОЛМА – ПРЕСС, 2002. С.170; Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., Русский язык. 2000. – т.2. С. 704.

45. Прутовых В.В. Медико-юридическая классификация степени вреда, причиненного здоровью. Деятельность правоохранительных органов по обеспечению законности и правопорядка в дальневосточном регионе: Сборник материалов Международной научно-практической конференции 29-30 мая 2014 г.; Дальневосточный юрид. ин-т МВД России. Хабаровск, 2014. С. 170-173.

46. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 N 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». Российская газета, № 188, 05.09.2008. (ред. от 18.01.2012)

47. Документ предоставлен КонсультантПлюс http://regulation.gov.ru/project/2459.html?point=view_project&stage=3&st...

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования