Вы здесь

Морфологические особенности повреждений грудной клетки причиняемых травматическим, многоэлементным, пулевым зарядом при выстреле из гладкоствольного карабина «Сайга 12к»


Publication in electronic media: 06.07.2015 under http://journal.forens-lit.ru/node/1042

Использование гражданами нашей страны травматического оружия давно уже стало реальностью. И если правовой основой для обладания травматическим оружием гражданами является наличие лицензии, то силовые структуры наделены правом на использования такого вида оружия в силу имеющихся у них полномочий. Актуальность исследований последствий применения травматического оружия с позиции современной судебной медицины неоспорима. И если результаты воздействия на ткани человека оружия, изначально произведенного как травматическое, в той или иной степени уже исследованы, то изучение морфологически особенностей образования повреждений образующихся при выстреле из стандартного, гладкоствольного гражданского оружия патронами травматического действия, только начинается. Отличительной особенностью определяющей специфику отображения морфологических признаков при выстреле травматическим зарядом из гладкоствольного оружия, является значительно более высокая по сравнению с выстрелом из травматического пистолета, энергия выстрела.

Продолжая исследования по установлению особенностей повреждений образующихся на теле человека при выстреле травматическим, трехэлементным пулевым заряда «Record» (12х70) из гладкоствольного самозарядного карабина "Сайга-12к", нами, для выявления морфологических особенностей формирования входного повреждения кожи и раневого канала подлежащих тканей, были проведены серии выстрелов грудную клетку с различных дистанций. Зонами поражения травматическим зарядом были лопаточные области биоманекенов лиц женского и мужского пола в возрасте от 45 до 63 лет. Лопаточная область, как зона, для исследования образующихся на грудной клетки экспериментальных повреждений, была выбрана нами, как наиболее интересная с учетом её анатомически обусловленного чередования мягкотканых и костных структур.
Были произведены две серии выстрелов под прямым углом (по три-четыре в каждой серии) с дистанции в упор и с дистанции 50см в заднюю поверхность спины в проекции перепончатой части лопатки.

При выстрелах в упор на коже возникали округлые, либо несколько овальные входные повреждения с волнистыми, отвесными краями, с дефектом «минус ткань», имеющем на биоманекене размеры либо примерно равные диаметру контейнера (18,0-19,0мм), либо несколько превышающие его размер (до 21,0-22,0мм). На кожных покровах, вокруг входного повреждения определялось наличие двух зон отложения копоти: в краевой зоне, в виде интенсивно окрашенного, кольцевидного пояска серо-черного цвета, вторая зона располагалась на расстоянии до 7,0мм от края повреждения, также имела близкую к кольцевидной форму, шириной от 8,0 до 14,0мм, с нечеткими контурами, более интенсивно окрашенная в центральной своей части. Во всех случаях при выстрелах в упор формировался отпечаток дульного среза («штанц-марка»).

Образовавшийся при выстреле с дистанции в упор раневой канал поникал в плевральную полость, разрушая по своему ходу перепончатую часть лопатки на участке размерами до 70,0х90,0мм, при нахождении в проекции раневого канала тела ребра образовывался, полный, многооскольчатый перелом ребра на его участке от 35,0 до 50,0мм, либо (как это имело место в одном случае) образуя краевые переломы двух соседних ребер, с формирование дугообразных, с дугой открытой в сторону раневого канала, краев повреждения. Во всех случаях формирования проникающего в плевральную полость повреждения, раневой канал был слепым и заканчивался либо в задней, либо в средний третях толщины легкого, не достигая передней стенки грудной клетки, имея длину от 8-12см до 14-15см. В концевой части раневого канала располагался смещенный до косо-поперечного, либо поперечного относительно длинника раневого канала, положения раскрывшийся контейнер и три рассредоточенные от него на расстоянии не превышающем 3-4см, пули. Обратило на себя внимание формирование по ходу раневого канала двух мягкотканых "карманов": первого в типичном для огнестрельных повреждений уровне - в зоне жировой клетчатки, второго - значительно меньшего по диаметру - в массиве мышц между лопаткой и ребрами. В просвете мягкотканых "карманов" обнаруживались закопчение стенок и отложение несгоревших порошин, в подлопаточном кармане - в значительно меньшем объеме.

Нужно отметить, что в одном случае при выстреле с дистанции в упор в лопаточную область, повреждение вообще не образовалось. При этом в проекции выстрела образовалось конусообразное, глубиной 45,0мм углубление, имеющее на своих стенках радиальную, контурированную неравномерным отложением копоти складчатость. Дно представляло собой ровную, не имеющую сетчатого рисунка, вогнутую поверхность, представлющую фактически собой отпечаток 1/2 профиля пули, обрамленную кольцевидным, шириной до 2,0мм, поверхностным повреждением диметром 17,0-18,0мм. При этом отложения копоти на дне углубления и на прилежащих участках кожи шириной от 5,0 до 8,0мм практически не было. Травматический заряд в виде контейнера с отогнутыми кнаружи до середины его длины "лепестками" и все три пули, находились в сформировавшимся конусовидном углублении. При исследовании подлежащих мягких тканей и костных структур, было установлено, что в результате выстрела был сформирован многооскольчатый "вдавленный" перелом перепончатой части лопатки. Расположенные в проекции перелома лопатки ребра не были повреждены. С нашей точки зрения, данный случай атипичного не возникновения повреждения при выстреле в упор объясняется индивидуальной особенностью - значительной толщиной кожи, которая на разрезе составляла от 8-10мм.

При выстрелах в лопаточную область с дистанции 50см во всех случаях проникающих повреждений не образовывалось. На коже возникали сферического сечения, глубиной в центральной части до 2,0х3,0мм, вдавления, с расположенными по периметру практически круглыми, внешним диаметром совпадающим с размерами сечения контейнера (18,0-19,0мм), глубиной в пределах кожи (до 1,0мм), кольцевидные, шириной от 2,0 до 5,0мм, повреждения, в центральной части которых находились круглые, диаметром около 11,0мм, с пологими краями, неповрежденные участки кожи. Края сформировавшегося поверхностного, кольцевидного повреждения были либо отвесные, либо нависающие до 1,5мм. По периметру повреждений располагались кожные валики шириной в 1-2мм, высотой до 1-1,5мм. Отмечено, что если непосредственно на трупе образовавшиеся повреждения имели форму близкую к округлой, то на иссеченных и восстановленных лоскутах на четырех участках, расположенных в проекции отпечатков «лепестков» контейнера, прослеживались относительно прямолинейные участки, длиной равной ширине «лепестка». Во всех случаях при выстреле с дистанции 50см на коже обнаруживались следы взаимодействия с «лепестками» контейнера, которые имели форму полосовидных, радиально ориентированных, формирующих крест, четырех, шириной около 7-8мм, отходящих от края повреждения осаднений.

При выстрелах с указанной дистанции обильно отложение несгоревших порошин отмечалось не только на стенках повреждений кожи и отпечатков "лепестков" контейнера, но и на участке кожи на расстоянии до 20-25см от края повреждения. Установлена неравномерное отложение порошин на кожи проявившееся в большей их концентрации в проекции отпечатков "лепестков" контейнера по сравнению с неповрежденными участками кожи. При микроскопии было установлено, что частицы несгоревшего пороха на участках в проекции отображения действия контейнера уплощены и вдавлены в кожу, что указывает на то, что воздействие контейнера на кожу по отношению к отложениям несгоревшего пороха, было вторичным.

Таким образом, анализ характера и морфологических особенностей огнестрельных повреждений лопаточной области грудной клетки причиненных выстрелами из гладкоствольного карабина «Сайга 12к» травматическим, многокомпонентным, пулевым зарядом 12-го калибра, выявил следующие особенности:

  • При выстрелах в лопаточную область спины с дистанции в упор формируются типичные, проникающие в плевральную полость, огнестрельные повреждения, формирующие слепой раневой канал, с образованием по его ходу дырчатого перелома перепончатой части лопатки и многооскольчатого перелома, как правило, одного ребра.
  • При выстрелах в лопаточную область спины с дистанции в упор образующийся слепой раневой канал имеет глубину до 14-15см, с формированием по его ходу двух тканевых карманов, одного - в зоне подкожной клетчатки, второго, меньшего - в зоне мышечного массива между лопаткой и реберным каркасом грудной клетки.
  • В ряде случаев формирование повреждений образующихся при выстрелах в лопаточную область спины с дистанции в упор зависит от индивидуальных особенностей анатомического строения и может иметь отличающиеся от типичных для данной дистанции, признаки.
  • При выстрелах в лопаточную область спины с дистанции с 50см проникающие повреждения не образуются.
  • При выстрелах в лопаточную область спины с дистанции с 50см образуются поверхностные, глубиной в пределах кожи, в целом близкие по форме к кольцевидным повреждения, имеющие по четыре, относительно прямолинейных участка образованных ребрами сгиба контактирующих с кожей "лепестков" контейнера, с отходящими в их проекции от краев повреждения 4-мя радиальными отпечатками прямоугольной формы.
  • При выстрелах в лопаточную область спины с дистанции с 50см в проекции образующегося поверхностного повреждения кожи формируется вдавленный, многооскольчатый перелом перепончатой зоны лопатки. Ребра расположенные в проекции перелома лопатки не повреждаются.
  • Наличие близко расположенной к коже, костной подложки при выстрелах в лопаточную область спины с дистанции 50см не только определяет собой отсутствие проникающего повреждения грудной клетки, но и формирует некоторые отличия признаков от ранее установленные при выстрелах с той же дистанции в мягкие ткани бедра и выразившиеся в устойчивом образовании отпечатков всех четырех "лепестков" контейнера, что применительно к повреждениям мягких тканей бедра имело место только с дистанции в 100см.
  • Отмечающееся при выстрелах в лопаточную область спины с дистанции с 50см более концентрированное отложение несгоревших порошин в проекции отпечатков "лепестков" контейнера и установленное при микроскопии их "впрессовывание" в кожу, свидетельствует о том, что на этой дистанции скорость полета части порошин является большей по сравнению со скоростью самого травматического заряда.

Использованные источники:

  1. Назаров Ю.В. Судебно-медицинская характеристика огнестрельных повреждений 10 мм резиновыми пулями, выстреленными из револьвера Р-1 (экспериментальное исследование): дисс. канд. мед. Наук. Спб., 2007.- 220 с.
  2. Бабаханян А.Р., Исаков В.Д., Назаров Ю.В. Огнестрельное оружие самообороны, использующее эластичные поражающие элементы.- Спб.: «Регион-Про», 2008.- 35 с.
  3. Бабаханян А.Р. Морфологическая характеристика повреждений из нелетального оружия резиновыми пулями: автореферат на соискание дисс. канд. мед. наук. - Санкт-Петербург, 2007.
  4. Эйдлин Л.М. Огнестрельные повреждения.- Воронежское обл. книгоиздательство, Воронеж, 1939.- 225 с.
  5. Лисицын А.Ф. Судебно-медицинская экспертиза при повреждениях из охотничьего гладкоствольного оружия.- М.: «Медицина», 1968.- 234 с.
  6. Смусин Я.С. Судебно-медицинская экспертиза повреждений выстрелами из охотничьего ружья.- М.: «Медицина»,
    1971.- 102 с.
  7. Попов В.Л., Шигеев В.Б., Кузнцов Л.Е. Судебно-медицинская баллистика.- Спб.: «Гиппократ», 2002.- 656 с.
  8. Исаков В.Д. Механизмы поражающего действия факторов выстрела и их судебно-медицинская оценка (экспериментальное исследование). СПб, 1993.
  9. Саркисян Б.А., Петров В.В. Некоторые баллистические особенности действия на преграду многокомпонентного травматического пулевого заряда патрона 12-го калибра // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики /под ред.: Б.А. Саркисяна, В.П. Новоселова, А.Б. Шадымова.- Барнаул-Новосибирск: Параграф, 2011.- Вып. 17.- С. 249-254.
  10. Саркисян Б.А., Петров В.В. Особенности отложения копоти и формирования повреждений на хлопчатобумажной ткани при выстреле травматическим пулевым зарядом 12-го калибра // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики / под ред.: Б.А. Саркисяна, В.П. Новоселова, А.Б. Шадымова.- Барнаул-Новосибирск: Параграф,2011.- Вып. 17.- С. 254-260.
  11. Крапивкин Ю.А. Комплексная судебно-медицинская оценка повреждений и следов на одежде и теле человека, которые причиняют полимерные компоненты боеприпасов гладкоствольного оружия. Киев, 1996.
  12. Саркисян Б.А., Карпов Д.А., Мисников П.В. Судебно-медицинская оценка повреждений текстильных материалов, причиненных выстрелами из комплекса «Оса» ПБ-2-4 с разных дистанций // Медицинская экспертиза и право, №1, 2013г, стр. 25-28.
  13. Саркисян Б.А., Карпов Д.А., Мисников П.В. Судебно-медицинская характеристика повреждений на преграде из текстильного материала с твердой подложкой, причиненных выстрелами из комплекса «Оса» ПБ-2-4 // Медицинская экспертиза и право, №2, 2013г, стр. 21-24.
  14. Сухой В.Д. Судебно-медицинская характеристика повреждений, причиненных 9-мм эластичными пулями. Киев. 1999.
  15. Тюрин М.В. Морфофункциональная характеристика тупой травмы грудной клетки защищенной бронежилетом (экспериментальное исследование). Л. 1987.

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования