Вы здесь

Анализ организации работы по экспертизе трупов и живых лиц, пострадавших в результате террористического акта в г. Беслане РСО – Алания


Publication in electronic media: 24.03.2013 under http://journal.forens-lit.ru/node/923
Publication in print media: „Бокариусовские чтения”: Материалы Первой междунар. науч.-практ. конф. судебных медиков и криминалистов, посвящ. 75-лет. со дня смерти Засл. проф. Н.С. Бокариуса (Харьков) 8 – 9 дек. 2006 г

В.А. Клевно*, Ю.П. Гуцаев, Л.С. Сабанова, Н.Г. Олейник, А.М. Аккалаев, Т.П. Козлова*
Российский центр судебно-медицинской экспертизы (г. Москва)*
Бюро судебно-медицинской экспертизы (г. Владикавказ)

В последние годы в связи с природными катаклизмами, техногенными катастрофами и террористическими актами участились чрезвычайные ситуации (ЧС) с многочисленными человеческими жертвами. В ликвидации их последствий важная роль принадлежит судебно-медицинской службе. Поэтому весь накапливающийся опыт должен подвергаться анализу и осмыслению с получением выводов, полезных для практической деятельности в последующем.

Материалом для настоящей статьи послужили результаты судебно-медицинской экспертизы трупов и живых пострадавших в школе № 1 в г. Беслане, где 1 – 3 сентября 2004 г. был совершен террористический акт.

Обычно при ЧС с многочисленными человеческими жертвами главной задачей судебных медиков является идентификация личностей погибших. Установление конкретной причины их смерти для сотрудников прокуратуры не представляет особого интереса, поскольку гибель людей, как правило, происходит в условиях очевидности (в данном случае - от применения огнестрельного оружия и взрывных устройств). Поэтому в большинстве случаев можно ограничиться только наружным осмотром трупов, что достаточно для установления факторов внешнего воздействия, приведших к смерти, и позволяет сохранить на трупе одежду, обувь, украшения и прочие предметы, необходимые для опознания.

При ликвидации последствий теракта в г. Беслане осуществление полного исследования трупов было технически невозможно из-за большого объема работы, недостатка секционных столов и отсутствия достаточного количества мест в холодильных установках. Поэтому совместно с прокуратурой было принято решение проводить экспертизы трупа по данным наружного осмотра. При наличии слепых огнестрельных и осколочных ранений производилось полное вскрытие с ревизией раневого канала и извлечением пули и осколочного снаряда.

Количественные показатели причин смерти жертв теракта в г. Беслане представлены следующим образом: вследствие огнестрельных пулевых ранений погиб 51 человек, тупой травмы – 4, термических ожогов – 10, осколочных ранений – 150. В 116 случаях причина смерти не была установлена в связи с комбинированным воздействием травмирующих факторов либо с полным разрушением и термическим обугливанием тел, но все эти явления были расценены как последствия воздействия взрывного устройства.

Таким образом, в случаях ЧС наружный осмотр является достаточным для выявления поражающих факторов, действие которых привело к смерти, и основные усилия следует сосредоточивать на идентификации личности погибших.

Следует учитывать, что в случаях ЧС, помимо установления личностей погибших и причин их смерти, могут возникать и другие вопросы. Так, особенность работы по ликвидации последствий теракта в г. Беслане состояла в том, что, помимо экспертизы трупов погибших, необходимо было в сжатые сроки провести судебно-медицинскую экспертизу тяжести вреда, причиненного здоровью заложников, оставшихся в живых. Такая задача при ликвидации последствий ЧС была поставлена перед судебно-медицинской службой впервые, и опыта ее решения у экспертов не было.

Экспертизы проводились судебно-медицинскими экспертами БСМЭ МЗ РСО-Алания, ДЗ г. Москвы, МЗ Ростовской области (всего 1053, в т.ч. детей – 653), поэтому они были проведены только на основании имевшихся телесных повреждений, без учета последствий баротравмы и психо-эмоционального состояния пострадавших. В связи с этим в прокуратуру республики стали поступать жалобы пострадавших на неправильное определение тяжести вреда здоровью. Для проведения повторных комиссионных и комплексных экспертиз приказом министра здравоохранения РСО – Алания была создана комиссия, включавшая не только врачей судебно-медицинских экспертов, но и врачей других специальностей: психиатра, ЛОР-врача, сурдолога, детского травматолога, нейрохирурга и др. Всего повторно было освидетельствовано 145 пострадавших, в 95 случаях тяжесть причиненного вреда здоровью переквалифицирована: тяжкий вред здоровью определен 34 пострадавшим (первично установлен вред здоровью средней тяжести в 30 случаях, легкий — в 4 случаях), вред здоровью средней тяжести установлен 55 пострадавшим (первично был установлен легкий вред здоровью у 48 человек, без вреда здоровью – 7 человек), наличие легкого вреда здоровью определено 6 пострадавшим, у которых ранее повреждения были расценены как не причинившие вреда здоровью. У 98 пострадавших, имевших различные по характеру повреждения, установлено также наличие посттравматической стрессовой реакции, что было учтено при проведении комплексных экспертиз.

Кроме того, у 253 детей-заложников без телесных повреждений имелась острая реакция на стресс, и они после осмотра были отпущены домой под наблюдение психологов и психиатров без определения вреда здоровью. Более 50 из них впоследствии находились на лечении в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, в НИИ психиатрии, в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Им была проведена комплексная экспертиза и определено причинение вреда здоровью средней степени тяжести.

Таким образом, деятельность судебных медиков при ликвидации последствий ЧС с многочисленными человеческими жертвами по своим целям отличается от обычной экспертизы неопознанных трупов. Главной задачей в таких случаях является не установление причины смерти, а идентификация личности погибших, и все усилия надлежит сосредотачивать именно в этом направлении. Кроме того, может возникать необходимость проведения в сжатые сроки большого количества экспертиз тяжести вреда здоровью живых лиц. В этом случае формирование экспертных комиссий должно изначально производиться из специалистов различного медицинского профиля для учета воздействия различных поражающих факторов и возникающих при этом психических расстройств.

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования